С. Есенин, Каким он был?

Сценарий литературно-музыкальной композиции.

11 класс

Николаева Н.В., учитель русского языка и литературы
Оформление зала: В центре зала находится столик, на котором разбросаны письма Есенина, стоит его портрет, лежат книги. По периметру зала стоят стулья, на которых сидят зрители. Напротив них - столы, за которыми сидят ведущие. На столе горят свечи.
Хороша старинная русская земля – Рязанский край. Радостны и чисты её берёзовые, липовые, кленовые рощи, светел шатёр небес. Серебряная Ока, питаемая добрым десятком малых речек и ручьев, вольно несёт свои воды вдоль берегов с живописными откосами и золотыми песчаными мысами. В речные струи весело смотрятся села и деревни, города и посады, населённые народом бодрым, толковым, деятельным, жизнерадостным. Народ здешний красивый, рослый, в большинстве своём белокурый, с серыми или синими глазами, в которых, кажется, отразилась и ширь рязанских полей, и голубень рязанского неба. Особенно хороши деревенские женщины – статные, сильные, с румянцем во всю щёку, с весёлой белозубой улыбкой; глянет такая на тебя – как рублём подарит.


  • Ох, люблю тебя, родина кроткая…”

  • Гой ты, Русь моя родная…”

  • Топи да болота, синий плат небес…”

  • Тебе одной плету венок…”


Испокон веков любили рязанцы песню. То лихую, звонкую, с затейливыми переборами. Запоют её, и ноги сами пускаются в пляс. То протяжную и грустную, от которой сладко щемит сердце.


      • Звучит песня “Отговорила роща золотая”


Вот на этой поэтичной земле и родился Сергей Есенин. Сызмальства любовался он неизбывной рязанской красотой, жадно впитывая в себя игру света в чистых рощах, дыша воздухом ржаных и гречишных полей, вслушиваясь в зимние посвисты метелей. Рязанская красота напоила его своими соками, навсегда привязала к себе: всё лучшее, что написано поэтом, связано с землей, где он родился и вырос. И где бы он ни жил, в каких бы городах ни был, какие бы обстоятельства ни тревожили его душу, он в мыслях своих и стремлениях неизменно возвращался в «страну берёзового ситца», туда, где осень – рыжая кобыла чешет гриву.


  • Звучит песня «Выткался на озере алый цвет зари…»




    • «Где ты, где ты, отчий дом…»

    • «Сыплет черёмуха снегом…»

    • « Клён ты мой опавший…»

    • «Над окошком месяц…»

    • «Край любимый…»

    • «Спит ковыль…»

    • «Я по первому снегу бреду…»



Навеки прикипел поэт к родимому дому, к голубой Руси, и это дало ему высокое счастье вдохновенного творчества. И нам, русским людям, он рассказывал о русской земле, о русской душе так сильно, так много, что и столетия спустя потомки наши с благоговением будут произносить его имя. Жизнь наша стала радостней и полнее оттого, что жил на свете Сергей Есенин.

Каким он был, Сергей Есенин? О нём написаны книги, созданы фильмы. Личное, очень личное открывают письма в характере Есенина, его взглядах. Из писем видно, как нелегко ему жилось, как относился он к происходящему, кого уважал, любил, а кого глубоко презирал.

Каждый раз, когда я с волнением вглядываюсь в строки письма Есенина, я думаю о примечательной судьбе эпистолярного наследства поэта. В самом деле, долгое время читатели мало знали о письмах Есенина, так мало, что порой казалось, их не было совсем. Письма не печатали. О них почти не говорили. И вдруг: одна, вторая, третья публикация есенинских писем… Какой живой интерес вызвали они у читателей! Сколько нового тогда узнал читатель из писем о жизни поэта! Поражала предельная искренность. Как и в стихах, в письмах не было ни одной фальшивой ноты. Сердце, душа Есенина в них были как на ладони.

Разнообразен круг лиц, с кем общался Есенин. Это писатели, поэты, художники, артисты, журналисты, видные партийные и советские работники. Он был знаком с Блоком и Белым, с Репиным и Рерихом, Петровым-Водкиным, дружил с Якуловым, Лентуловым, Осмеркиным, Бродским, Эрзей, Сварогом, Качаловым, Москвиным. Большая творческая дружба связывала его с Коненковым, совместная творческая работа в 1920-1923 годах сблизили Есенина и Мейерхольда. Есенин встречался с Горьким, Калиновым, Кировым, Луначарским.


      • Панфилов Григорий Андреевич (1895-1914) – один из близких друзей отроческих лет Есенина. Они учились вместе в Спас-Клепиковской второклассной школе и поддерживали дружеские отношения до последних дней жизни Панфилова.

      • Бальзамова Мария Парменова (1896-1950) – друг юности Есенина, родилась в с. Дединово Рязанской губ. в семье дьякона, в 1910 г. Вместе с родителями переехала в Рязань. По окончанию епархиального женского училища в 1912 г. работала учительницей в с. Калитинки Рязанской губернии.

      • Ширяевец Александр Васильевич. Заочное знакомство с Есениным состоялось в 1915 г., когда Ширяевец вступил в члены Суриковского кружка. В 1918 г. вместе с Есениным и Орешиным участвовал в коллективном сборнике «Красный звон». Встретились они в мае 1921 г. в Ташкенте, когда туда приезжал Есенин. В 1922 г. Ширяевец переехал в Москву. Памяти Ширяевца Есенин посвятил стихотворение «Мы теперь уходим понемногу…»

      • Блок Александр Александрович (1880-1921) в день встречи подарил Есенину свою книгу с надписью: «Сергею Александровичу Есенину на добрую память. Александр Блок. 9 марта 1915 г. Петроград», дал рекомендательные письма М. П. Мурашову и С. М. Городецкому.

      • Клюев Николай Алексеевич (1884-1937) – поэт, уроженец Олонецкой губернии, один из ярких представителей неонароднического направления в русской литературе начала XX века. Сложные и нервные отношения Есенина и Клюева не прекращались до конца жизни.

      • Андрей Белый (псевдоним, настоящее имя и фамилия – Борис Николаевич Бугаев, 1880-1934) – поэт, писатель, теоретик символизма. Знакомство с Есениным состоялось в начале 1917 г. в Царском Селе. В автобиографиях, письмах, разговорах с друзьями Есенин не раз отзывался об Андрее Белом как о поэте-современнике, который вместе с Блоком и Клюевым нравился ему «больше всего».

      • Лившиц Евгения Исааковна – знакомая Есенина. В марте-апреле 1920 г. в городе Харькове Есенин жил вместе с Повицким в доме её родителей. Повицкий вспоминает: «Девушки ему поклонялись открыто, счастливые и гордые тем, что под их крышей живёт этот волшебник и маг художественного слова.

      • Бениславская Галина Артуровна (1897-1926) – журналистка, издательский работник, близкий друг Есенина. Училась в Харьковском университете на естественном факультете. С 1919 по 1923 г. работала в органах Советской юстиции. С 1923 г. – в редакции газеты «Беднота». Познакомилась с Есениным 4 ноября 1920 г. в Москве на литературном вечере в Большом зале консерватории. Принимала большое участие в редакционно-издательских делах Есенина.

      • Шнейдер Илья Ильич (1891 г. р.) – журналист, театральный работник, заведующий школой-студией танца А. Дункан.

      • Дункан Айседора (1877-1927) – всемирно известная американская танцовщица, создательница нового вида искусства движения, противопоставившая классической школе балета свободный пластический танец. Автор нескольких теоретических работ о танце и мемуаров «Моя жизнь».


В письмах Есенина содержится немало конкретных реалий, послуживших основой создания тех или иных произведений и поэтических образов. Некоторые письма Есенина являются своего рода небольшими трактами по вопросам литературы и искусства. В них и раздумья Есенина о поэзии, и отношение его к событиям литературной жизни. Современники, хорошо знавшие Есенина, отзывались о нём как о человеке «с очень нежной душой, чрезвычайно подвижной, очень легко отзывавшейся на всякие прикосновения внешней среды». Сестра поэта Есенина вспоминает: «…характер у Сергея был неровный, вспыльчивый. Но вспылив, он тотчас отходил – сердиться долго не мог». Обостренное эмоциональное восприятие окружающей действительности, столь характерное для Есенина, нашло отражение и в некоторых его письмах.

      • Панфилову: «Дорогой друг! Книг у меня мало есть, они все прочитаны и больше нет. У Митьки я которые взял, осталось читать только книг восемь».

      • Марии Бальзамовой: «Ну вот, ты и уехала… И мной какое-то тоскливое-тоскливое овладело чувство. Жаль мне тебя всею душой, и мне кажется, что ты мне не только друг, но и выше даже. Мне хочется, чтобы у нас были одни чувства, стремления и всякие высшие качества. Но больше всего одна душа – к благородным стремлениям».

      • Григорию Панфилову: «Я вижу, тебе живётся не лучше моего. Ну, ты подумай, как я живу, я сам себя даже не чувствую. «Живу ли я, или жил ли я?» - такие задаю себе вопросы после недолгого пробуждения. Я сам не могу придумать, почему это сложилась такая жизнь, именно такая, чтобы жить и не чувствовать себя, то есть своей души и силы, как животное. Я употребляю все меры, чтобы проснуться. Так жить – спать и после сна на мгновение сознаваться, - слишком скверно. Я тоже не читаю, не пишу пока, но думаю».

      • «Гриша, в настоящее время я читаю Евангелие и нахожу очень много для меня нового… Христос для меня совершенство Но я не так верую в него, как другие. Те веруют из страха: что будет после смерти? А я чисто и свято, как в человека, одарённым светлым умом и благородной душой, как в образец в последовании любви к ближнему».

      • «…Гриша! Как нелепа вся наша жизнь. Она коверкает нас с колыбели, и вместо действительно истинных людей выходят какие-то уроды».

      • «Человек! Подумай, что твоя жизнь, когда на пути зловещие раны. Богач, погляди: вокруг тебя стоны и плач заглушают твою радость. Радость там, где у порога не слышны стоны».

      • «Благослови меня, мой друг, на благородный труд. Хочу писать «Пророка», в котором буду клеймить позором слепую, увязшую в пороках толпу».

      • «Я был сплошная идея. Теперь же и половину не осталось того. И это произошло со мной не потому, что я молод и колеблюсь под чужими взглядами, - но нет, я встретил на пути жестокие преграды, и, к сожалению, меня окружали все подлые людишки».

      • «Я чувствую себя прескверно. Тяжело на душе, злая грусть налегла. Вот и гаснет румяное лето со своими огненными зорями, а я и не видел его за стеной типографии. Куда ни взгляни, взор всюду встречает мёртвую почву холодных камней, и только и видишь серые здания и пёструю мостовую, которая вся обрызгана кровью жертв 1905г. Здесь много садов, оранжерей, но что они в сравнении с красотами родимых полей и лесов. Да и люди-то здесь совсем не такие. Да, друг, идеализм здесь отжил свой век, и с кем ни поговори, услышишь одно и тоже: «Деньги – главное дело», а если будешь возражать, то тебе говорят: «Молод, зелен, поживёшь – изменишься». И уже заранее причисляют к героям мещанского счастья, считая это лучшим блаженством жизни. Всё погрузилось в себя. И если бы явился Христос, то он и снова погиб бы. Не разбудив эти заснувшие души».

      • «Что-то грустно, Гриша. Тяжело. Один я, один кругом, один и некому мне открыть свою душу, а люди так мелки и дики».

      • «Живу я как-то по-бивуачному, без приюта и без пристанища, потому что домой стали ходить и беспокоить разные бездельники, вплоть до Рукавишникова. Очень уж я устал, а последняя моя запойная болезнь совершенно сделала меня издерганным».


А заграничные письма поэта! Какая в них любовь к России, какая верность родине! Как далеко видел Есенин! Перечитайте эти письма. Поэта потрясла на западе сатанинская власть доллара и бездушное царство мещанства.


        • Звучит песня «Я покинул родимый дом…»




          • «Родные мои! Хорошие! Что сказать мне вам об этом ужаснейшим царстве мещанства, которое граничит с идиотизмом? Кроме фокстрота, здесь ничего нет. Здесь жрут и пьют, и опять фокстрот. Человека я пока ещё не встречал и не знаю, где им пахнет. В страшной моде господин доллар, на искусство начхать – самое высшее музикхолл. Я даже книг не захотел издавать здесь, несмотря на дешевизну бумаги и переводов. Никому здесь это не нужно».

          • «Там, из Москвы, нам казалось, что Европа – это самый обширнейший рынок распространения наших идей в поэзии, а теперь отсюда я вижу: боже мой! До чего прекрасна и богата Россия в этом смысле. Кажется, нет такой страны и быть не может».

          • «Милый мой Толя! Как рад я, что ты не со мной здесь в Америке, не в этом отвратительнейшем Нью-Йорке. Было бы так плохо, что хоть повеситься».



В письмах с Кавказа Есенина честная, мужественная исповедь души. И образ женщины, и думы о родине слились в стихах поэта.


            • Звучит песня «Шаганэ ты моя, Шаганэ…»




              • «Милые старики! Как живёте? Я думаю, что Колина гитара не забыла меня, а две кобуры свидетельствуют Вам о том, что где-то есть «на свете рыцарь бедный», который часто вспоминает друзей и хозяев вплоть до их котёнка – Жоржика».

              • «Галя милая! Очень болен и поэтому не могу Вам написать и рассказать, как живут в Батуме. Только просьбы и просьбы. Перепечатайте эти стихи и сдайте куда хотите. Я очень соскучился по Москве, но как подумаю о холоде, прихожу в ужас. А здесь тепло, светло, но не радостно, потому что я не знаю, что со всеми вами. Напишите, как, где живёт Шура? Как Екатерина и что с домом?»

              • «Только одно сейчас во мне живёт. Я чувствую себя просветлённым, не надо мне этой глупой шумливой славы, не надо построчного успеха. Я понял, что такое поэзия. Мне скучно здесь. Без Вас, без Шуры и Кати, без друзей».


Из самого затаённого уголка его сердца вырывается слово, обращённое к той, кто дала ему жизнь – к матери, которая ждёт его в любимой, деревянной Руси.


  • Письмо к матери


Теперь опубликовано более ста писем Есенина. Все ли письма Есенина известны? Нет! Далеко не все. Продолжается их поиск.

Отговорила роща золотая! Поэт умолк, смерть унесла его от нас. Он живёт, и вечно будет жить Голубая Русь, певцом которой он был, и великий наш народ, породивший поэта. И значит, будет жить он, Сергей Есенин.


      • Звучит песня «Не жалею, не зову, не плачу…»

страница 1


скачать

Другие похожие работы: