Переводы Б.Тираспольского

Когда духовное к тебе приходит сжатье,

Ищи в нем, Путник, благо, не проклятье.

Смотри, ты в стадьи расширения живешь

И щедро миру радость раздаешь,

Но равновесье можно сохранить доколе,

Растратив радость, ты накопишь в боли.

Стоять не может лето круглый год,

Иначе солнца жар растительность убьет.

Зима уносит чувство теплоты,

Но сколько мудрой в ней таится доброты.

Когда к тебе приходит ощущенье сжатья,

Возрадуйся ему, приняв его объятья.

***

Попробуй сжатью с расширеньем на Пути

Как можно проще объяснение найти.

В кулак не трудно пальцы сжать,

Не трудно их опять разжать.

Тот, кто не может это сделать безупречно,

Считается больным или увечным.

Способен только тот к духовному паренью,

Кто к сжатию всегда готов и расширенью.

***

Я наполнен Тобой до краев, все в себе сокруша.

Ты - мой мозг, моя кровь, моя плоть и душа.

Нету места для веры во мне, для неверия нет,

Все моё существо - Твой пронзающий свет.

***

Мала, ничтожна, тленна моя плоть,

Как только в ней Твоя Любовь вмещается, Господь?

Пример - твой глаз.

Природа маленький хрусталик одарила

Способностью вместить многообразье мира.

***

Всё то, чего коснется виноградный сок,

Приобретает привкус винограда:

Морковь и яблоки, айва, орехи, плов,

И губ Возлюбленной услада.

Когда ты знание в свет веры погрузишь,

ты осветишь дорогу тем, кто жаждет света,

И станет светоносным все, что ты им говоришь,

И чистым как вода - другой у неба нету.

Переводы Ф. Корша

***

Меня бранят, зачем я смех свой не покину,

Зачем вся речь моя забавна и резка.

Тки, враг мой, как паук, из желчи паутину,

Орел же весело взлетит под облака.

***

По смерти нам сулят награду вышним раем;

Там чистое вино, там гурий нежный взгляд.

Ну, мы - и здесь к вину и к милой прибегаем,

Коль и в раю нельзя других достичь наград!

***

В последний час, когда с души спадает тело,

Как платье старое, сорвет она его.

И, сродной с ним земле вернув его всецело,

Наденет новое из света своего.

Переводы Л.Тираспольского

***

Я был там в первый день,

прежде, чем вещи получили имя.

В тот день

не было ни "я", ни "мы".

Каждое название и все названные предметы

появились после меня.

В локоне Возлюбленной

Я увидел зарождение мира.

Я увидел, как формируется каждое имя,

каждая вещь становится зримой.

Но не стало локона!

***

Есть место, где слова порождаются тишиной,

место, где зарождается шепот сердца.

Есть место, где голоса воспевают твою красоту,

место, где каждое дыхание

высекает твой образ

в моей душе.

***

В тот день, когда меня коснется твоя любовь,

Я обезумею настолько, что разбегутся все сумасшедшие.

Слова искуснейшего поэта не смогут передать,

насколько твои ресницы околдовали мое сердце.

***

У тебя две руки, две ноги, два глаза,

Но если твое сердце и Возлюбленная - тоже двое,

какой же в этом прок?

Ты взываешь: "Я - влюбленный",

Но это лишь слова.

Если ты видишь влюбленного и Возлюбленную как двух,

у тебя либо двоится в глазах.

либо ты сбился со счета.

***

Моя увечная поэзия стала танцевать,

высветленная Божьим именем.

Имя Его привлекло ангелов слов

в жилище моего ума.

В каждом стихе - тысяча дев рождает,

но, подобно Марии,

каждая остается непорочной.

***

Видишь тот караван верблюдов,

нагруженный сахаром? -

Его глаза так же сладостны.

Но не смотри Ему в глаза,

если ты не готов лишиться

собственного зрения.

***

Всю ночь напролет я танцевал вокруг дома моей Возлюбленной.

Утром она вышла

и предложила мне вина.

У меня не было чаши -

"Вот мой череп пустой, - я сказал. -

Налей своего вина туда".

***

Наш сад полон соловьев,

Вороны улетели прочь.

Теперь возможно увидеть цветение сада.

Подобно лилии, мы выходим из себя.

Как журчащий ручеек,

мы танцуем от одного рая до следующего.

***

В сердце влюбленного есть лютня,

играющая мелодию любовного томления.

Ты говоришь, он похож на безумца -

Но это лишь потому, что ты не настроен

на музыку, под которую танцует он.

***

Мы не впереди, мы позади.

Мы не сверху, мы снизу...

Как кисть в руке художника,

мы и понятия не имеем, где мы.

***

Не спрашивай меня о молитвенных камнях -

любое место, где я преклоняю голову, - молитвенный камень.

Не говори о направлениях -

Все шесть направлений указывают на Него.

Сады, и пламя, и соловьи,

кружащиеся дервиши и братство -

Отбрось всё это прочь

и бросайся в Его любовь.

***

Не говори больше о ночи! -

В нашем дне ночи нет.

В нашей религии Любви

нет ни религии, ни любви.

Любовь - бескрайний Божий океан,

тем не менее, тысячи душ, тонущих в том океане,

восклицают: "Бога нет!"

***

О искатель,

Вслушивайся в подлинную устремленность своего сердца -

Не спи!

Раз в жизни откажись на одну ночь от сна ради бодрствования! -

Не спи!

Ты провел тысячи ночей

в колыбели сна -

Я прошу лишь об одной ночи.

Ради Друга -

Не спи!

Влюбленный очевидец никогда не спит по ночам,

Следуй Его пути:

Отдай себя Ему -

Не спи!

Пусть ночь искушает тебя, подобно прекрасной деве,

не пей из ее чаши.

Исполнись страха при мысли о следующем утре -

Не спи!

Страшись этой ужасной ночи,

от которой не найдешь укрытия.

Запасайся провизией с вечера! Будь начеку!

Не спи!

Святые находят свои сокровища,

когда засыпает мир;

Ради вечно щедрой любви -

Не спи!

Когда твой дух состарится и износится,

Он наделит тебя новым.

И тогда ты станешь чистым духом всего.

О, надеющийся, не спи!

Я говорю тебе опять и опять:

ступай в это внутреннее молчание!

Но ты всё равно меня не слышишь.

Дай мне одну ночь,

А я дам тебе тысячу взамен -

Не спи!

***

О искатель,

Эти мысли обладают такою властью над тобой.

Из-за ничего ты огорчаешься,

Из-за ничего становишься счастлив.

Ты сгораешь в пламени,

Но я не выпущу тебя,

пока ты полностью не пропекся,

не стал полностью мудр

и полностью не стал самим собой.

***

Гора твоего воображения - пара хлебных крошек, не более.

Все твои приходы и уходы - оправдания, не более.

Целую жизнь ты выслушивал повествование моего сердца,

Но для тебя оно было лишь сказкой, не более.

Он дает попробовать на вкус

Не отчаивайся,

если Возлюбленный отталкивает тебя.

Если Он оттолкнул тебя сегодня,

то лишь для того, чтоб завтра привлечь тебя к Себе.

Если Он перед лицом захлопывает дверь,

не уходи, жди,

ты скоро будешь рядом с Ним.

Если Он преграждает все дороги,

не теряй надежды -

скоро он покажет тебе

лазейку, о которой никто не знает.

Мясник отрубает овечью голову для еды,

а не просто выбрасывает ее.

Когда овца испустила дух,

мясник наполняет ее

собственным дыханьем.

О, что за жизнь

Божье дыханье принесет тебе!

Но сходство заканчивается здесь,

Ибо Божья щедрость несравнима с дарами мясника.

Божьи удары приносят не смерть, а жизнь вечную.

Он наделяет богатством Соломона даже муравья.

Он раздает богатства обоих миров всем, кто о них попросит.

Он раздает и продолжает раздавать,

не сокрушая и единого сердца.

Я прошел землю от края до края,

но не нашел никого подобного Ему.

Кто может с Ним сравниться?

Кто может померяться с Ним славой?

Помолчите наконец!

Он нам вино дает попробовать на вкус -

а не для болтовни о нем.

Он дает на пробу.

Он дает на пробу.

Он дает на пробу.

***

Мы были закованы - Он еще одну цепь добавил.

Мы страдали - Он еще одну невзгоду добавил.

Мы заблудились в зеркальном доме -

Он стал нас кружить и кружить

и еще одно зеркало добавил.

***

Лицо мое пожелтело от сожалений - не спрашивай, почему.

Слезы падают, подобно зернам граната, - не спрашивай, почему.

Не всё ли равно, что в доме моем творится?

На моем пороге - кровь,

не спрашивай, почему.

***

Я сказал:

"О, сладчайший Возлюбленный,

ты - убежище моей души".

Он отвечал: "Еслы ты принадлежишь мне,

не говори о собственной душе".

Я сказал: "Зачем меня ты ранишь

своими резкими словами?"

Он отвечал:

"Мои слова не нанесли б тебе урон,

когда б ты не был в себя влюблен ".

***

Когда я заливался кровавыми слезами,

ты рассмешил меня.

Когда я ушел из этого мира,

ты притащил меня обратно.

Теперь ты спрашиваешь:

"А как же твои обещания?"

Какие обещания? -

ты заставил меня их всех нарушить!

Рубиновые копи

Прошлой ночью я узнал, как стать возлюбленным Бога,

Жить в этом мире, не называя ничего своим.

Я заглянул в себя,

и красота моей собственной пустоты

наполняла меня до рассвета.

Она окружила меня, подобно рубиновым копям.

Ее цвет одел меня в красный шелк.

В пещере моей души

Я услышал голос возлюбленного, восклицающий:

"Пей прямо сейчас! Пей прямо сейчас!" -

Я глотнул и увидел безбрежный океан -

Волна за волной ласкали мою душу.

Возлюбленные Бога танцевали вокруг

и хоровод их шагов

становился огненным ожерельем у меня на шее.

Небеса призывают меня своими дождями и громом -

сто тысяч восклицаний,

однако я не слышу их...

Всё, что я слышу, - это зов моего Возлюбленного.

***

Когда ты движешься вокруг Сатурна,

ты становишься небесами.

Когда ты движешься вокруг Друзей Бога,

ты становишься подлинным человеком.

Когда ты движешься вокруг копей,

ты становишься рубином.

Когда ты движешься вокруг Души всех душ,

ты становишься вечным сокровищем.

***

Ты обыскал весь свет, чтоб выжить,

Но, сердцем смерти не избегнув, ты умрешь.

Ты был рожден в объятиях счастливых единения,

Но в полном одиночестве умрешь.

На берегу реки уснув,

ты ощущаешь жажду

И, восседая над горой сокровищ,

ты в полной нищете умрешь.

***

В этом поиске

мудрость и безумие - одно и то же.

На пути любви

друг и посторонний - одно и то же.

Когда ты хлебнешь вина единения,

какая у тебя будет вера? -

Ты скажешь каждому:

Кааба и храм язычников - одно и то же.

Мастер Санаи

Кто-то сказал: "наставник Санаи мертв".

Смерть такого мастера - нешуточное дело.

Он не был соломой, носимой ветром,

Или лужей, замерзающей зимой.

Он не был гребнем, сломавшимся в волосах,

Или зерном, раскрошенным в земле.

Он был золотым самородком в куче пыли.

Он ценил оба мира не более, чем ячменное зерно.

Он дал телу упасть обратно в землю,

а душу свою послал предстать пред небесами.

Но есть еще и иная душа,

о которой не ведают обычные люди.

Скажу как перед Богом:

Та душа тут же соединилась с Возлюбленным!

Что было раньше смешано, теперь расслоилось:

Чистое вино поднялось наверх,

а отбросы обосновались на дне.

Во время путешествия все странствуют вместе -

люди из Мерва и Райа, курды и римляне.

Но вскоре каждый возвращается к себе на родину.

Как может тонкий шелк путаться с грубой шерстью?

Он достиг последней ступени.

Царь стер его имя из книги слов...

О, Мастер, теперь, когда ты ушел из этого мира,

Каким образом можем мы прикоснуться к тебе,

кроме как молчанием?

***

Те нежные слова, что мы сказали друг другу,

Запечатлены на тайном сердце небес.

Однажды подобно дождю они прольются,

И повсюду их тайна мир озеленит.

Переводы Р.Фиша

***

О те, кто из клетки уже улетел!

Покажитесь, явите ваш лик!

О те, чья ладья потонула в волнах!

Из воды появитесь, как рыба на миг!

Иль, быть может, подобно жемчужине,

В ступе дней размололо вас в пыль?

Все равно, то не пыль, а сурьма:

Ею время наводит красу на глаза.

О все, кто рожден!

Когда смерть постучит в вашу дверь, не пугайтесь!

Смерть - второе рожденье для тех, кто влюблен.

Так рождайтесь, рождайтесь!

***

Сегодня свадьба, праздник на весь мир!

И торжество сегодня скроено по нас.

По нашей стати и по росту, как атлас.

Да славится наш праздник и наш пир!

Сегодня свадьба, праздник, радость:

То птица вещая Дуду вкушает сахарную сладость,

То месяц ясный парой стал Венере.

Сердца сегодня переполнены без меры.

Все люди - братья, родина - весь мир.

Да славится наш праздник и наш пир!

Сын шаха, город украшающий собой,

Сегодня ночью сочетается с красой.

О как, красавица, красиво ты идешь!

Походкой плавной в наш квартал течешь,

Звеня, ручьем впадаешь в нашу реку

И с наших ног смываешь тяжесть гирь.

Да славится наш праздник и наш пир!

Венера нам с вином протягивает чашу.

Танцуют, вертятся и пляшут

В кругу одном влюбленный с мудрецом.

То, словно море, хоровод вскипает,

То, словно волны опадая, приседает,

То в исступлении сверкает, точно меч,

Сносящий головы печалям нашим с плеч.

Так бей же ликованья барабан!

Халву - о чудо! - приготовил нам

Сам господин миров, пресветлый ликом,

Дабы на пиршестве любви великом

Вкусить его могли шиповник с розой,

Сей ночью возлежа на брачном ложе.

Да славится наш праздник и наш пир!

***

Я, как Меркурий, падок был до книг.

Я перед писарями восседал.

Но опьянел, увидевши твой лик,

И перья тростниковые сломал,

Слезами рвенья и труда свершая омовенье,

Твое любимое лицо я сделал киблой для моленья.

Коль жив останусь без тебя,

Спали, спали меня дотла.

И голову с меня долой,

Коль разум будет в ней не твой.

Я в Каабе, в церкви и в мечети молюсь тебе.

Ты - цель моя там, в небесах, здесь, на земле.

Вкусил от хлеба твоего и сыт, как никогда.

Хлебнул глоток твоей воды, и не нужна вода.

Кого ты сам боготворишь, тот и тебе цена.

Как счастлив, счастлив, счастлив я, тебя боготворя.

***

О друг, душа нашей души, ты без меня не уходи!

О небо, не вращайся без меня. О месяц, без меня ты не свети.

Земля, не оставайся без меня. О время, без меня не уходи.

С тобой мне мил и этот мир, и тот. Не оставайся в мире без меня.

И в мир иной ты без меня не уходи.

О повод, без меня не взнуздывай коня. О губы, вы не пойте без меня!

Глаза, вы не глядите без меня. Душа, не уходи ты без меня.

Светла в ночи одна луна, твоим сиянием полна.

Покуда ты следишь за мной, бегу перед твоей клюкой,

Как мяч, что гонят игроки. Из глаз меня не упускай.

Ты без меня коня не погоняй. Ты без меня не уходи!

***

Как сладостная жизнь, намерен ты уйти. Но не забудь о нас.

Ты оседлал коня разлук нам вопреки. Но не забудь о нас.

Ты преданных друзей найдешь под небом этим.

Но с прежним другом связан ты обетом, не забудь.

Когда послужит для тебя подушкою луна,

Что на коленях у меня лежала голова твоя, не позабудь.

Своей любовью, как Фархад, я прорублю разлуки горы.

Но тех, кого ты покорил своей красою, как Ширин, не позабудь.

В садах любви на берегах моих очей, что стали морем,

Цветенья августовских роз, шафрана ветви не забудь.

В тот день, когда твое лицо, о Шемс, моим очам предстало,

Любовь моею верой стала. Ты - слава этой веры, не забудь.

***

Нет у меня ни веры, ни ума.

Нет больше ни покоя, ни терпенья.

Приди скорей, приди, приди!

Какой огонь мне сердце жжет

И отчего лицом я желт?

Не могут выразить слова,

Увидишь сам. Приди, приди!

Румян, как хлеба каравай,

Созрел я на твоем огне.

Я почернел, я зачерствел

И раскрошился по земле.

Из крох меня ты собери.

Скорей приди, приди, приди!

Как зеркало, твои черты

В себе я отражал.

Я заржавел, я камнем стал.

Взгляни скорей, приди, приди!

Как в русле мечется вода,

Мечусь туда, мечусь сюда:

Засадою вокруг разлука.

И каждым утром в час рассвета

Пишу тебе на крыльях ветра

Пером отчаянья: приди!

Пусть в мыле голова твоя,

Не медли, мыла не смывай.

Пускай в шипах твоя стопа,

Не медли, их не вынимай.

Из ада слов: "Приди, приди" -

Спаси меня. Приди, приди!

***

О, ступайте скорей и найдите,

Приведите любимого друга домой,

Луноликого к нам заманите

Сладкой речью и песнью златой.

Его слово могуче и зрело,

Может реки он вспять повернуть.

Обещаньям его и отсрочкам

Не давайте себя обмануть.

Лишь бы он подобру-поздорову

Возвратился и в дверь постучал.

И тогда вы узрите такое,

Что ни разу сам бог не видал...

***

Око мое дрогнуло - друг ли мой идет?

Сердце мое прыгнуло: возлюбленный идет,

Заложи себя и душу, если ты банкрот,

И купи вина и чашу: возлюбленный идет.

Ухо ожидания весть благую пьет.

Око сквозь рыдания возлюбленного ждет.

Войска любви развернули строй.

Что же мы сидим? Падишах идет!..

***

Что вера пред твоим неверьем?

Пред птицей феникс - муха иль комар.

Да, вера-как вода бессмертья, неверье-черная земля.

Но вера и неверье-мусор для твоего огня...

Пусть вера - свечка, а неверье - ночь.

При виде солнца говорит неверье:

"Мы, вера, больше не нужны. Пойдем-ка прочь!"

Пусть вера - конь религии. Но в конях нужды нет

Тому, чей путь-любовь, тому, чья скорость-свет.

Тому, кто с головы до ног по самой сути - новь.

***

Как горько мне, любимый мой: ты в муках и тоске ушел.

Как я молил, как я скорбел! Все бесполезно - ты ушел.

В любой беде лекарством был, любую хитрость обходил.

Лишь раз ты выход не нашел. И вот ты навсегда ушел.

Как месяц, ясен был твой лик, твои объятья - как цветник.

Как ты на землю черную упал? Как в эту землю подлую ушел?

Где твои шутки? Слово где? Где ум, что тайны постигал?

Среди друзей сидел. Нежданно встал и к змеям и червям ушел...

Душа в крови, и некого спросить, ответь же мне, хоть не во сне ушел?

Где твой улыбчивый ответ, что ж ты молчишь, не говоришь?

Ты сердце мне прижег железом раскаленным, в отчаянье покинул и ушел.

Куда? Ни пыли, ни следа. В какой кровавый путь ты в этот раз ушел?!

***

Все кончено, мой друг, что было, то было.

Кто в мире услышит? Кто в мире заплачет?

Вонзилась стрела ядовитая в печень,

Пробит ею щит, и звенит он и плачет.

Лежу под такою глухою землею, -

Весь мир бы давно задохнулся от плача,

Нет больше тебя, Шамседдин из Тебриза,

О гордость людская! Но люди не плачут.

Нет в этом мире ни уха, ни глаза,

Иначе оглохли б, ослепли от плача.

Но нет в этом мире ни у кого

Ни слуха, ни зрения, кроме него.

Переводы И.Бугаева

***

Кто не способен ощутить Любовь живую,

Как зов реки в песках, где жаром все пылает;

Тот, кто не пьет зарю, как воду ключевую;

Кто, словно трапезу вечернюю, закат

Вкусить не может;

кто меняться не желает -

Пусть спят.

Любовь превыше богословских поучений

С их старыми уловками и ложью.

Те, кто ещё надеются, что можно

Развить свой разум в этом окруженье,

Пусть спят.

Я стер все доводы рассудка без следа,

Завесы эти я порвал в клочки,

И вышвырнул.

А если ты не в силах

Нагим остаться, завернись тогда

В изящные одежды слов красивых

И спи.

***

По длинной и крутой тропе ты тащишь свой мешок.

Ты утомился - посиди, передохни чуток.

Да не забудь, пока сидишь, в мешок свой заглянуть:

Что там такого набралось за этот долгий путь?

Коль есть там стоящее что, тогда трудись, неси,

А нет, так вытряхни его, не трать напрасно сил!

Бери в мешок свой только то, что под конец пути,

Не будет стыдно и смешно владыке поднести.

***

Когда река челнок наш вниз несет,

То видишь, будто лес по берегам

Торопится навстречу нам с тобой.

Что переменами вокруг казалось нам,

Лишь скорость судна, набирающего ход,

И оставляющего мир сей за кормой.

***

В честь моих похорон пусть гремят барабаны,

Пусть кимвалы и бубны, как на празднике, бьют.

Пусть свободной толпою веселой и пьяной,

Провожать меня люди к могиле пойдут.

Пусть никто не грустит, пусть смеются и пляшут,

Пусть узнают, поймут: час свиданья пробил,

И друг Бога, допив до конца свою чашу,

Со счастливой улыбкой к месту встречи отбыл.

***

Все наше бытие дом у большой дороги.

Заглядывают все, кому не лень.

То радость, то тоска, то злость приносят ноги,

То мимолетных осознаний тень.

Приветлив будь ко всем у своего порога.

Пусть даже в дом придет толпа скорбей,

Что, как разбойники, забывшие про бога,

Насильно тащат скарб твой из дверей,

Все ж окажи всем почести. Кто знает,

Зачем идут они, чего хотят?

Быть может, они место расчищают

Тебе для неизведанных услад.

Пускай приходят стыд и вспышки гнева.

Всех приглашай радушно погостить.

Признателен им будь - они посланцы неба.

Пришли тебе наставниками быть.

***

Есть луг волшебный, что лежит вне круга

Понятий наших о добре и зле.

Ищи его! Там встретим мы друг друга.

Мы встретиться не можем на земле.

Когда обняли душу травы луга,

Мир так наполнен, что слова пусты.

Язык, идеи, фраза та: "друг друга" -

Смысл потеряли. Нет ни "я", ни "ты".

***

Возлюбленный, возьми всего меня.

Освободи мой дух, Да буду я

Твоей Любовью полон до краев.

Свободу подари от двух миров!

А если в сердце у меня найдется

Хоть что-то, в чем тебя не смог узреть,

Пусть все в груди моей огнем займется.

Лишь образ Твой не может в ней сгореть!

Возлюбленный, лиши меня желаний,

Лиши надежд и дел, воспоминаний...

Все забери, что ночью иль средь дня

От Лика Твоего могло отвлечь меня.

***

Дурные мысли - это вор.

Скрутивши руки за спиною,

Тащи вора к судье на двор.

Пусть разум выступит судьею.

А если вора - мысль твою -

В суде наказывать не станут,

Что ж, прихвати с собой судью,

И вместе с ним ступай к Султану.

Версификации С.Сечева

***

Душа всё мечется во тьме, а Цель близка…

Так тщится хлопнуть одинокая рука,

Напрягшись, как во сне, в предчувствии беды…

Знай, в притяженьи душ есть магнетизм воды.

Чтоб жизнь текла, искряся как вино,

Два полюса должны сойтись в одно.

Как жаждет воду пeрeсохший рот,

Так тянется вода ко рту, что жадно пьёт.

Как чахнет обмелевший водоём,

Так туча жаждет ринуться дождём.

Как жаждает Meня душа твоя,

Так жду её преображенья Я.

(III, 4397 - 4399)

***

Механику Души твоей –

Покой и страсти –

Для объяснения сравню

С работой пясти.

Неумолим, как ход светил,

Закон движенья:

За сжатием перстов в кулак

Вслед – расширенье.

Закон установил предел

Для человека:

Длань сжать или разжать не смог –

И ты калека.

Покой и страсть нужны Душе

Для Восхожденья.

Нужны, как птице два крыла

Для воспаренья.

(III, 3762 - 3766)

***

Ты странствовал долго, знать много видал,

Поведай же, путник, о том, что узнал.

Я Сирию видел, Ирак и Иран,

Повсюду царят плут, убийца, тиран !

Я Индию видел, Китай и Герат,

Повсюду неверие, подлость, разврат !

Но, сын мой возлюбленный, как ты сумел

Нигде не приметить праведных дел ?

Чувства твои сотворили обман,

Всё что ты видел: мираж и туман.

Представь, что корова идет по Багдаду,

Канавы лишь видит и коркам лишь рада.

Повсюду, блуждая земною тропой,

Господа светоч ты носишь с собой.

Открой же духовный, пронзительный взор,

Мир Божий - бескрайний, цветущий ковёр !

(IV, 2373 - 2378)

***

Недаром страсть с огнем ровняют,

Они материи одной.

Запомни, с ними не играют,

Но жизнь без них, как сад зимой.

Страсть светит, страсть же ослепляет,

Страсть греет, страсть испепеляет,

Страсть лечит, страсть же убивает,

Страсть губит, страсть же возрождает.

Страсть хладно сердце растопляет,

Младое - жжёт и пробуждает.

Страсть нас торопит, подгоняет,

Страсть лень, усталость побеждает.

Страсть боль и страхи отсекает,

Страсть робких в смелых превращает.

Страсть жизни время сокращает,

Страсть жизнь саму возобновляет.

Страсть грешну душу очищает,

Страсть две души в одну сплавляет.

Борись с проказой безучастья,

Жги язву страстью, страстью, страстью !

(VI, 4606 - 4614)

Пересказы Н.Чистякова

***

Я был там в первый день Творения.

Был прежде. Формы, имена, местоимения -

Все появилось после. Тишина...

И я увидел в локоне Любимой

Как обрастают плотью имена

И вещь становится из слова зримой.

Но не осталось локона Любимой!

Переводы Дунаевского

Касыда

Открой свой лик: садов, полных роз, я жажду,

Уста открой: меда сладостных рос я жажду,

Откинув чадру облаков, солнце, лик свой яви,

Чтоб радость мне блеск лучезарный принес, я жажду.

Призывный звук твой слышу и вновь лететь,

Как сокол в руке царя – к свершению грез я жажду,

Сказала ты мне с досадой: “Прочь от меня!”

Но голос твой слышать и в звуке угроз я жажду,

Сурово ты молвишь: “Зачем не прогнали его?”

Из уст твоих слышать и этот вопрос я жажду,

Из сада друга, о ветер, повей на меня;

Вдохнуть аромат тех утренних рос я жажду.

Та влага, что небо дает, – мгновенный поток;

Безбрежного моря лазури и гроз я жажду.

Как Иакова вопль – “Увы мне!” – звучит мой крик:

Иосифа зреть, что – любимый – мне взрос, я жажду.

Мне без тебя этот шумный город – тюрьма;

Приютом избрать пустынный утес я жажду.

На площади с чашей, касаясь любимых кудрей,

Средь пляски вкусить сок сладостных лоз я жажду.

Мне скучно средь духом убогих людей:

Чтоб дружбу Али или Рустама рок мне принес, я жажду.

Лишь мелкая пыль – красота в руках у людей:

Такой, как руды в земле мощный нанос, я жажду.

Я нищий, но мелким камням самоцветным не рад:

Таких, как пронизанный светом утес, я жажду.

Мне горько, что в грустном унынии люди вокруг,

Веселья, что дарит напиток из лоз, я жажду.

На сердце скорбь, что в плену у египтян народ:

Чтоб лик сын Имрана Муса меж нами вознес, я жажду

Иные скажут: “Искали мы – не нашли”.

Того лишь, чего не найти, как венца моих грез, я жажду.

Мне черни бессмысленной брань замкнула уста,

И вместо песен лишь горестных слез я жажду.

Светильник зажегши, ходил вокруг города шейх:

“Чтоб путь к человеку мне не зарос, я жажду”.

Но дух мой чрез жадность стремлений давно перешел:

Чтоб к вечной основе чрез мир он пророс, я жажду.

От зренья он скрыт, но всякое зрение – он;

Чтоб дух меня в тайне творящий вознес, я жажду.

Вот исповедь веры, и сердце мое пьяно,

Стать веры напитком из жертвенных лоз я жажду.

Я – лютня любви, и ее напевом звуча,

Быть звуком, что в рай Османа унес, я жажду.

Та лютня поет, что в страстном желании – все;

Владыки всех благ милосердия слез я жажду.

Певец искусный, вот песни твоей конец,

Вложить лишь в нее страстный вопрос я жажду:

Шамс – слава Тебриза – зажжешь ли любви нам зарю?

Как слов Сулеймана удод, аромата тех роз я жажду.

страница 1


скачать

Другие похожие работы: