16.09.03.

О Ясном Свете (Состояние Аманаска).

«Это бесконечное внизу, оно – наверху, оно – позади, оно – спереди, оно – справа, оно – слева, оно – весь этот мир. А теперь наставления о самом себе. Я – внизу, я – наверху, я – позади, я – спереди, я – справа, я – слева, я – весь этот мир. Поистине, кто видит так, мыслит так, познает так, он сам становится владыкой во всех мирах. Он способен действовать, как пожелает».

Чхандогья Упанишада, глава 25.

Здесь описано состояние Просветления или святого. Святой, если он реализован, чувствует: я – внизу, я – наверху, я – позади, я – спереди, я – справа, слева, я един с миром. Это значит, что нет никакой двойственности. Если двойственность остается, то остается часть «я», которая чувствует то, что было описано, однако она его оценивает и видит как бы со стороны. Можно сказать, что это святой, который свят, он еще не дошел до высшей точки недвойственности. Он поет хвалу Богу и чувствует Его везде, однако еще есть разница между ним и Абсолютом. Что значит видеть так, как описано в Упанишаде? Это означает, что видящий исчез. Субъект, который видит, полностью растворился. Когда исчезает видящий, то возможно так видеть. Когда здесь говорится: «Я внизу, я наверху», это, конечно, не относится к маленькому «я». Скорее, можно сказать, что никакого «я» не осталось. Это Вселенское Сознание, его можно назвать «Я», а можно как угодно, мыслит так. Это, конечно, отличается, если думать просто «я внизу» или «я наверху». Только в состоянии аманаска, в том месте, где никакая мысль невозможна, вы можете себя так почувствовать. Любые виды ментальной подделки в созерцании не годятся. Мы можем думать: «Я – весь этот мир», можем представлять в визуализации, однако все это будет суррогатами. Истинное переживание находится там, где никакая мысль невозможна – в состоянии аманаска. Это сознание, где нет никаких мыслей, мы делаем основой в практике. Если вы спросите: «Ну, как же так, мы же говорим, что мысли могут возникать, а созерцание не должно прерываться?», то можно сказать, что вы упустили суть. Вы можете спросить: «Мы же говорим, что идеал Лайя-йоги – это не состояние ухода в нирвикальпа, когда мысли остановлены, а состояние, когда видится и слышится все». Это так, однако, тонкость здесь такова: тем не менее, даже когда на периферии мысли возникают и все видится, подлинная сущность нашего «Я» пребывает там, где нет никаких мыслей.

Наставления Шри Пунджаджи очень четкие.

«Ты говоришь, что в твоем сне нет никого, кто находится в состоянии бодрствования и знает, что никого нет? Что собой представляет это сознание, которое находится в бодрствовании, пока ты спишь, и которое знает, что там никого нет?»

Это состояние аманаска переживается нами каждую ночь в состоянии, где нет никаких сновидений, примерно с двенадцати до двух часов ночи, в момент самого глубокого сна. Недаром мы говорим, что тот, кто может осознать себя в сновидении, полностью избавляется от круга рождений и смерти, потому что он утверждается в этом состоянии аманаска. Ясный Свет и есть аманаска – состояние вне мыслей.

«Кто это сознание, которое наслаждается сном? Что собой представляет это сейчас?»

Каждую ночь мы соприкасаемся с Ясным Светом. Мы не исчезаем, мы входим в Ясный Свет и затем из него выходим, как рыба выпрыгивает из воды. Мы не можем сказать, что, проснувшись, мы стали новой личностью. Наша непрерывность остается, и мы помним, что спали. В противном случае, если бы мы исчезали, то, проснувшись, мы теряли бы разум и не помнили бы ничего. Но непрерывность остается.

«Каково различие между этим пространством во время состояния сна и пространством, в котором присутствует предыдущее или последующее состояние бодрствования?»

Шри Пунджаджи спрашивает: а теперь надо найти различия, что изменилось, когда мы спали ночью и начали бодрствовать? Ведь это состояние аманаска, оно продолжается. Если мы его осознаем немного во сне, мы можем его помнить и при бодрствовании. Это подводное течение не прерывается.

«Что это за пространство, в котором происходит сновидение? Как все эти пространства отличаются друг от друга?»

Когда возникают сновидения, это миражи, которые накладываются на это внемысленное состояние Ясного Света. С точки зрения Ясного Света, этот мир – такой же мираж и видение, которое наложилось на изначальное пространство Ясного Света.

Ученик: «Похоже, во всех трех состояниях присутствует одно и то же пространство. Пространство одно и то же».

Шри Пунджаджи: «Да, пространство одно и то же. Пространство в этой руке – это то же пространство, что присутствует и в другой руке, и то же пространство, что присутствует в руке каждого человека. Рука может быть другая, но пространство одно и то же».

Когда мы отождествляем себя с видениями и миражами, мы чувствуем себя отличными друг от друга. Когда мы отождествляем себя с этим внемысленным Ясным Светом, мы не чувствуем никакого отличия. Потому что это самое тончайшее состояние, единое на всех, у него нет никаких преград. Тело локализовано в точке, можно указать его широту и долготу, где оно находится. Но внемысленный Ясный Свет не имеет никакой локализации. Он всепронизывающ и распространен повсюду.

«Ты являешься этим пространством. Ты представляешь собой пространство, в котором состояния бодрствования, сна и сновидений возникают и исчезают. Ты то, что является полностью сознающим, даже в состоянии сна».

Здесь дается наставление: «Ты являешься пространством». Это может часто повторяться даже как заклинание, потому что мы так загипнотизированы идеей «я есть тело», что нам нужно много раз повторять себе: «Я являюсь пространством». Разумеется, мысленное повторение не поможет. Это повторение пребывания в медитативном сознании. Нам надо поменять точку зрения: с точки зрения «я есть тело» на точку зрения «я есть пространство», привыкнуть к ней и научиться осознавать это непрерывно.

«Все эти состояния, все, что они содержат, является проекциями на чистый безупречный экран. Ты являешься этим экраном. Творец, все боги, небеса, ад и планеты, все создается лишь этим «я». Установи, откуда возникает эта идея «я».

Когда на этом пространстве возникает чувство «я», одновременно, сразу же возникают ады и небеса, другие, боги кармы, поступки и все прочее. С высшей точки зрения все это творится одновременно. На самом деле этого ничего никогда не было. Низшие теории эволюции говорят, что Брахма выдыхает Вселенную или это можно сравнить с теорией Большого Взрыва: Вселенная творится, потом разрушается. С низших точек зрения так оно и есть. Но с более возвышенных точек зрения никогда ничего не создавалось, никогда ничто не разрушается. И в этом абсолютная истина. Я цитирую «Мандукья Карики» Гаудапады, учителя Шанкары. На самом деле с точки зрения этого безграничного пространства все это полностью бессущественно. Это возникает одномоментно, мгновенно, с возникновением первого чувства «я», каждую секунду возникает и творится. Поэтому Вселенная субъективна. Просто наши чувства «я» сейчас находятся в некоем коллективном шаблоне, они соединены, скоррелированны. Поэтому для нас кармические процессы протекают примерно едино, однообразно в одно и то же время. Тогда у нас создается иллюзия, будто Вселенная творится постепенно и развивается. Однако я скажу, что наше неведение пяти миллиардов людей вместе творится постепенно и развивается в силу кармы, но примерно одинаково. Наше чувство «я» примерно одинаково в одно время. И мы, те, у кого оно одинаково творится и разрушается, собраны в этом мире людей. Другие собраны в другом измерении, в мире богов. Однако все это не имеет даже капли самобытия. Это возникает одномоментно вместе с чувством «я», которое выпадает из состояния Ясного Света. Можно сказать, что в мире людей наше чувство «я» выпало похожим образом у всех людей, которые есть, поэтому и кажется, что Вселенная творится так.

«Ты являешься этим экраном. Экран не имеет ни объектов, ни субъектов. Этот экран ни в малейшей степени не интересует ни объективизация, ни тем более субъективизация».

Здесь говорится об этом сознании, как об экране, это понятный пример. Экран не запятнывается. Но у нас используется не «экран», а классический термин «зеркало». Зеркало не запятнывается изображениями. Если мы поставим зеркало, и к нему подойдет один человек и даже пять миллиардов в него посмотрятся, чистота зеркала останется прежней. Для него это ничто. Бесчисленное множество людей могут смотреться в него, зеркало не помутнеет от их взглядов. Можно сказать, что это даже не экран, поскольку экран – это нечто плоское. Я бы сказал – это полыхающая бездна пространства, полыхающий Свет, подобный пространству. Экран – это что-то знакомое нам. Мы думаем: «Ну, какой-то экран, стоило ли слишком так уж утруждать себя ради экрана, чтоб стать этим экраном?» Метафоры часто очень важны. Они передают бхаву, чувства. Конечно, это не тот экран, который мы видим в кинотеатре. Это самое запредельное и непостижимое, что возможно переживать. Это полыхающая бездна Ясного Света, перед которой просто немеют уста и все меркнет, не только у людей, а у самых великих богов. Боги его просто созерцают постоянно в отличие от людей. Они постоянно поют ему славу. Поют славу, означает, что боги находятся непрерывно в созерцательном присутствии. Их поток двойственного мышления, клеш вытеснен медитативными состояниями разного уровня созерцания. Поэтому их тела насыщены светом, имеют огромную световую ауру. Это отблеск Ясного Света. Поэтому боги постоянно воспевают ему хвалу, то есть проявляют творческую энергию этого Ясного Света. К примеру, в Библии говорится, что ангелы поют: «Свят, свят, Господь Саваоф!»

«Это просто есть. Ты есть этот экран, пусть собаки лают, на тебя это не может оказать никакого воздействия».

Собаки – здесь имеются в виду мысли, эмоции, клеши. Есть такая поговорка: «Пребывай в естественном состоянии, не отвлекаясь, даже если за тобой гонятся семь разъяренных собак». Когда мы осознаем этот Великий Источник, то эмоции и клеши растворяются просто силой пребывания в таком Источнике. Если вы играли в детстве с воздушными шариками (я играл точно), когда на них рисуешь шариковой ручкой, рисунок виден, но если его начинаешь надувать, рисунок расплывается и его почти не видно. И наоборот, если на надутом шарике нарисовать что-то, даже если оно размытое, когда шарик сожмется, рисунок станет очень четким. Мысли подобны таким рисункам и клешам. Надуть шарик – означает дать уму свободу, расшириться, тогда мысли просто перестанут быть заметными, пространство растворит их. Напротив, когда мы сжимаемся, даже небольшие клеши становятся сильными, даже небольшие мысли становятся идеей фикс и обусловливают нашу свободу.

«Пусть будут проекции бурь, пожаров, любовных страстей, печалей и страданий. Экран остается незатронутым. И этим экраном являешься ты».

Когда мы созерцаем эту бездну сияющего Света, то все иллюзии: наподобие мира людей, чувства «я есть это тело», мирских привязанностей и забот, взаимоотношений, все это перестает полностью занимать наше сознание, настолько оно ничтожно по сравнению с этим.

страница 1


скачать

Другие похожие работы: