Петрозаводское отделение

Академии гуманитарных наук

Петрозаводское отделение

Международной Ассоциации «Диалог культур»

Петрозаводский государственный университет

«СВОЕ» И «ЧУЖОЕ» В КУЛЬТУРЕ НАРОДОВ ЕВРОПЕЙСКОГО СЕВЕРА



Тезисы докладов межвузовской научной

конференции

Петрозаводск

Издательство Петрозаводского университета

1997
редколлегия:
Пивоев В.М. (отв. ред.), Бархота М.П., В.Г.Гаврилов


«Свое» и «чужое» в культуре народов Европейского Севера: Тезисы докладов межвузовской научной конференции/ Отв. ред. Пивоев В.М. Петрозаводск: Изд. Петрозаводского университета, 1997. 88 с.
Тезисы докладов межвузовской научной конференции по проблеме диалога и взаимодействия культур, в ходе которого каждая из них развивается, заимствуя ценности из других культур, но должна не потерять «своего лица» в процессе взаимообогащения культур и лучше понять свою «идентичность». При этом «чужой» понимается как «другой», «иной», отличный от «своего», отнюдь не обязательно враждебный, но вызывающий настороженность до тех пор, пока он не «освоен». Только освоенный «чужой» может получить доверие в качестве «своего-чужого». Речь идет о путях увеличения доверия друг к другу представителей разных культур.
© Петрозаводский госуниверситет, 1997 г.

В.В.Селиванов

(Санкт-Петербург)
«СВОЕ» ЧУЖОЕ И «ЧУЖОЕ»СВОЕ В КУЛЬТУРЕ СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИ
Процесс развития культуры народов Северной Евразии вряд ли можно было бы представить в виде относительно замкнутых и обособленных друг от друга регионов, как бы составляющих хаотическую мозаику разнородных и внутренне не согласованных друг с другом явлений. Такое представление будет противоречить не только реалиям истории Северной Евразии, но и известным законам ее развития, связанным с беспрерывными сдвигами и перемещениями народов, соединениями и разъединениями отдельных этносов, миграциями иногда на столь далекие расстояния от прародины, что можно условно сказать - от океана до океана. И разве не такими, например, были миграции хунну и скифов, а позже монголов.

Многие этносы Сибири и Северной Европы претерпели за свою тысячелетнюю историю значительные изменения, многие только в поздние тысячелетия благодаря пересечению путей разных этнических групп возникли, а первоначально относительно обособленные диалекты превратились в этнонациональные языковые ветви и самостоятельные языки. Неправильно было бы понимать образование новых этнических групп и языков исключительно как возникновение самостоятельных ветвей от общего ствола или какой-либо иной ветви. В лесу с тесно друг около друга произрастающими разными деревьями и растениями трудно порой не соприкасаться, не срастаться, не скрещиваться, не порождать вокруг себя мир богатых вариаций на той или иной первоначальной основе. Так возникали не только в Северной Европе, но и во всем мире многие новые этнообразования и народы - это касается и индусов и эвенов, и татар и французов, и англичан и бразильцев. Культуры разъединяются и сливаются воедино, удерживают какие-то древние паритеты и формируют новые основания. Мир культуры - это не застойный, а динамичный, беспрерывно развивающийся мир, восприимчивый к полезным приобретениям в сферу собственного бытия и весьма устойчивый и упругий в отношении явлений и свойств, не способных органично войти в состав собственного багажа, собственного бытия.

В этих условиях развивались и многочисленные народы Севера Европы - бессемяне и вепсы, водь и ижорцы, карелы и коми, коми-пермяки и крящены, латыши, ливы и литовцы, марийцы и мордва, нагайбаки и ненцы, норвежцы и русские, саамы и тептяри, удмурты и финны, татары, финны-ингерманландцы, шведы и эстонцы, другие представители различных народов, которые образуют отдельные группы или рассеяны по территории между Уралом и северными морями Ледовитого и Атлантического океанов. В этом тесном соседстве и содружестве народы с необходимостью общаются друг с другом, заимствуя при этом элементы обрядности и мифологии, обычаи и привычки, элементы языка и художественные формы, опыт хозяйственной и повседневной деятельности.

В связи с этим порой трудно, а иногда и невозможно отделить в сложившейся системе культуры одни элементы, связанные с древним историческим прошлым народа, и другие, приобретенные в ходе последующей исторической жизни, часто выработанные народами-соседями и вошедшие в состав культуры данного этноса или племени благодаря заимствованию. Посещение в Ловозере музея ненецкой и саамской культуры, как и знакомство с репертуаром ансамбля народной саамской музыки еще раз показали, сколь трудным и даже порой бесперспективным является отделение в культуре самостоятельно выработанных и заимствованных элементов. То же явление мы наблюдали и при посещении в Подпорожском районе Ленинградской области в одной из школ расположившегося музея культуры вепсов, при наблюдении обычаев и обрядов этого народа. Не менее значимым в этом случае будет и пример развития северорусской культуры, где также невозможно при внимательном изучении отделить исторически выработанные и приобретенные от соседних народов элементы обычаев и фольклора, лексических заимствований и фразеологических форм.

Поэтому понятие «свое» в культуре приобретает новое значение, ибо уже указывает не только на исторические корни того или иного явления, но и на органически вошедшие в систему культуры благоприобретения, заимствования и включения. Все в современной культуре народа, что органически вошло в систему обрядности и повседневного обихода, что слилось с культурой, вошло в язык повседневной жизни и лексику, можно считать «своим», то есть определившим культуру, ее облик, ее современное состояние. Все, что в ней отмирает, стесняет, препятствует поступательному развитию, можно считать «чужим». То есть неприемлемым в дальнейшем использовании, сковывающим «волю» развития, обедняющим и разрушающим. «Свое» в культуре, таким образом, обусловливается не только и не столько самостоятельной выработкой, сколько функциональной значимостью, нагруженностью в сложившейся системе культуры вне зависимости от происхождения данного элемента. Также точно и «чужое» и «чуждое» есть не нечто приобретенное извне, но нарочитое, выпадающее, вытесняемое из системы культуры, вне зависимости от того, выработан ли данный элемент самой данной культурой, данным этносом или народом или же поступивший извне, налипший от контактов, заимствованный, благоприобретенный.

Таким образом, «свое» и «чужое» в культуре следует рассматривать не по оси времени, а по логике сформировавшейся системы культуры, в противном случае возможны неверные шаги, разрушающие ту или иную культуру и обособляющие прошлое от настоящего и будущего.

В.М.Пивоев

(Петрозаводск)
«СВОЕ» И «ЧУЖОЕ» В КУЛЬТУРЕ
В основе культуротворчества лежит «освоение» мира, заключающееся в познании и осмыслении мира, в выстраивании сначала в воображении и памяти ценностной картины мира, затем творческом преобразовании мира в соответствии с этой ценностной программой1. Это развитие, расширение «своего» может происходить как за счет создания, сотворения нового, так и за счет освоения «чужого». И это «освоение» есть диалектически противоречивый процесс «освоения-очуждения». Ибо ощутить освоенное как «свое» можно лишь относительно «чужого», «иного», «другого», не-своего. Лишь глядя в «зеркало» «чужого сознания» можно попытаться увидеть и понять себя, соотносительно «чужому» или «другому». «Чужая культура, - по словам М.М.Бахтина, - только в глазах другой культуры раскрывает себя полней и глубже (но не во всей полноте, потому что придут и другие культуры, которые увидят и поймут еще больше). Один смысл раскрывает свои глубины, встретившись и соприкоснувшись с другим, чужим смыслом: между ними начинается как бы диалог, который преодолевает замкнутость и односторонность этих смыслов, этих культур»2. Так у Достоевского герои всматриваются в зеркало «чужих» сознаний, чтобы лучше понять себя, уяснить «свои» смыслы. Поэтому культура всегда есть «зеркало», глядя в которое мы пытаемся увидеть себя, понять себя и обогатить себя, кроме того в этом «зеркале» можно попытаться увидеть «за спиной» свое будущее.

Другой стороной этого процесса взаимодействия с «чужой» культурой является стремление эмпатически войти в нее, идентифицироваться с нею, освоить ее изнутри, не теряя «своего» в процессе взаимодействия культур, в ходе которого каждая из них развивается, заимствуя ценности из других культур, но должна не потерять «своего лица» в процессе взаимообогащения культур. Ибо, осваивая «чужое», мы не все принимаем в нем, а лишь то, что соответствует нашим потребностям, ожиданиям, установкам. Отношение к «чужому» (иному) может быть различным: от восхищения и подражания до критики и неприятия. Так, например, кавычки при цитировании чужого слова могут выражать уважение к «чужому», но кавычками может выражаться также ирония по отношению к смыслу, который оно (чужое слово) выражает, и переворачивание смысла. Предпосылкой положительного отношения к «чужому» является «комплементарность», связанная, по мнению Л.Н. Гумилева, со сходством образа жизни, обусловленного одинаковым вмещающим ландшафтом.

Для понимания «чужой» (другой) культуры важно уяснить существо самоидентификации этой культуры, ее идентичность. Эта проблема стоит и относительно «своей» культуры, ибо «чужое» есть не только вовне, но и внутри. В процессе самоидентификации выявляется это «чужое» в «своем». Не меньший интерес вызывает образ «своей» культуры в зеркале «чужой», ибо она (другая культура) обращает внимание на нечто в нашей, для нас привычное и поэтому находящееся вне сферы внимания и рефлексии, а потому осваивая образ своей культуры в «чужой», мы глубже осваиваем себя. По словам Ю.М.Лотмана, «наблюдатель собственной культуры замечает происшествия, отклонения от нормы, но не фиксирует самую эту норму как таковую, поскольку она для него не только очевидна, но и порой незаметна; «обычное» и «правильное» ускользают от его внимания. Иностранцу же странной и достойной описания кажется самая норма жизни, обычное «правильное» поведение. Напротив, сталкиваясь с эксцессами, он склонен описывать его как обычай»3.

Как справедливо заметил Г.Федотов, национальный характер следует определять в полярных доминантах, любая однозначная характеристика чревата вульгарностью, «формула нации должна быть дуалистична», он призывал к отказу «от ложного монизма и в изображении коллективной души как единства противоположностей. Чтобы не утонуть в многообразии, можно свести его к полярности двух несводимых далее типов. Схемой личности будет тогда не круг, а эллипс. Его двоецентрие образует то напряжение, которое только и делает возможным жизнь и движение непрерывно изменяющегося соборного организма»4. Именно так рассматривал русский характер Н.А.Бердяев.

Аристотель полагал, что в основе эстетического наслаждения лежит узнавание знакомого в незнакомом, «своего» в «чужом». По заключению Новалиса, «поэзия растворяет чужое бытие в своем собственном... Искусство приятным образом делать вещи странными, делать их чужими и в то же время знакомыми и притягательными - в этом и состоит романтическая поэтика»5. Если незнакомого, чужого в осваиваемой культуре слишком много и мы не находим там «своего», знакомого, восприятие ее затруднено. Но чем больше там мы видим «своего», тем легче возникает комплементарность, симпатическая предрасположенность к этой «чужой» культуре. Хотя здесь не следует стремиться к полной идентичности, к копированию «чужого», ибо она ни для кого не будет представлять интереса, если утратит своеобразие. Интересно для нас «похожая непохожесть», «свое-в-чужом», общее в различном и различное в общем. «Чужая» (другая) культура не обязательно является враждебной, но она в силу своей новизны, «незнакомости», неосвоенности вызывает настороженное и заинтересованное отношение. В то же время, лишь освоив «чужую» культуру, можно относиться к ней с пониманием, поэтому диалог культур направлен на освоение, снятие враждебности и страха перед новым, неизвестным и увеличение доверия друг к другу, на умножение разнообразия мира, в котором мы живем.

Постановка теоретической проблемы диалектики «своего-чужого» в процессе взаимодействия, диалога культур в связи с относительно стабильной в политическом смысле этнокультурной ситуацией на Европейском Севере кажется чрезвычайно плодотворной и перспективной по разным причинам. Дело не только в стабильности политической, когда можно спокойно, без излишних эмоций говорить о национальных отношениях. Представляет интерес сложность ситуации межэтнических (в рамках одной страны) и международных отношений и их комплементарный характер. Кроме того, по разным причинам традиционализм более укоренен в культуре северных народов, здесь лучше сохранились древние обычаи и народное творчество, от которых в южных широтах осталось гораздо меньше следов. Особенно полезным в связи с этим представляется междисциплинарный характер научного диалога, обсуждение проблемы с участием специалистов смежных дисциплин: культурологов, философов, историков, литературоведов, фольклористов, музыковедов, архитекторов, экономистов, психологов и педагогов. Это позволяет более основательно обнаруживать и осмысливать многомерность культурных коллизий в единстве двух тенденций современного мира - интеграции в одних отношениях и дифференциации - в других.

Н.С.Чернякова

(Санкт-Петербург)
ЦЕННОСТНЫЕ ОСНОВАНИЯ ДИАЛОГА КУЛЬТУР
Парадоксальность бытия ценностей в культуре состоит в том, что признание их фундаментальной значимости на уровне общественной идеологии сочетается с иллюзорным представлением о «неубывающей социальности» тех индивидов и социальных групп, у которых ценностные ориентации либо отсутствуют, либо противоречат друг другу.

Между тем, как показал уже Кант, проблема конечных целей-смыслов человеческой жизни - это не вопрос одной лишь морали, но фундаментальная проблема самоопределения человеческого духа, поиска универсалий человеческого существования, которые делают человека социальным, а не биологическим существом. И если Сартр был прав, говоря, что ценность есть смысл, который мы выбираем, то прав именно в той мере, в какой выбор ценности есть выбор самого себя в качестве человека, а не животного. Когда этот главный выбор сделан, все остальные смыслы становятся равнозначными, ибо стремление к осуществлению ценностных смыслов связано с р е а л ь н ы м и з м е н е н и е м в бытии людей.

Логика человеческой ценностной ориентации прямо противоположна логике простой оценки в соответствии с любыми данными институциональными стандартами, которые всегда слишком ограничены в своем применении и слишком узки для нашего понимания сущности ценностей. Ценности не могут быть «своими» или «чужими», «нашими» или «вашими», «моими» или «твоими». Ценности могут быть только человеческими, и если они не универсальны - значит это вообще не ценности.

Бытие в качестве человека не предопределяет любви исключительно к классической музыке или восточной поэзии, не ограничивает человека в выборе научного направления или религиозного верования. Однако неотъемлемым элементом вечно изменчивого содержания культурной деятельности является ее внутренняя форма, придающая деятельности специфически культурный смысл, организующая эту деятельность в соответствии с культурными целями и ценностями.

Место и значение Истины, Добра и Красоты в категориальной структуре мышления обусловлено тем, что именно в этих категориях выражены фундаментальные цели-смыслы человеческого существования. Рассуждения Вл. Соловьева о принудительности стремления к добру далеко не наивны, если иметь в виду, что любая цель, к достижению которой человек стремится, осознается им в категориях истины, добра и красоты, но не лжи, зла и безобразия, ибо соответствующие термины обозначают в любом естественном языке такие оппозиции, логические функции которых в структуре мышления инвариантны по отношению к любым концептуальным различиям в трактовке соответствующих категорий.

Значение терминов «добро», «красота», «истина» в естественном языке определено фундаментальным контекстом человеческого существования, и, говоря о различных концепциях истины, добра и красоты, мы имеем в виду в действительности различные критерии, с помощью которых можем верифицировать отдельные утверждения как подлинно истинные, отдельные вещи - как истинно прекрасные, а дела и поступки - как истинно добрые. Но даже в том случае, когда один человек считает должным то, что для другого является преступным, и называет истинным то, что другой называет ложным, и тот, и другой понимают под добром - морально должное, а под истиной - соответствующее самой реальности.

Дискуссия о социальной значимости тех или иных явлений культуры возможны до тех пор, пока мы остаемся в границах ценностно ориентированного социального мира, пока мы признаем наличие в этом мире трех координат - Истины, Добра и Красоты. За пределами этого мира - царство Природы, в котором нет ценностных ориентиров. Секрет ценностной регуляции человеческой деятельности в том и состоит, что, подобно генетическому коду, она всегда объединяет, связывает человеческие общности, задает фундаментальные основы единства человеческого рода как явления социального, а не биологического.

Ориентация на ценность обеспечивает преемственность в развитии культуры и диалог в историческом пространстве и времени, ибо мы только тогда и можем вести диалог, когда осознаем свою принадлежность единому, хотя и бесконечно многообразному, культурно-историческому миру, в котором нет конфликта между фундаментальными ценностями, но есть конфликты между различными онтологическими допущениями и основанными на них духовными традициями, такими как теизм и атеизм, материализм и идеализм, индивидуализм и коллективизм, оптимизм и пессимизм и т.п. Преемственность в развитии культуры и логики самообоснования духа могут обеспечиваться лишь высокой степенью абстрактности и в этом смысле - действительной «онтологической неопределенности» содержания фундаментальных ценностей, что допускает практически бесконечное многообразие конкретно-исторических интерпретаций и создает постоянное напряжение не только духовных, но и социально-политических сил, стремящихся к практическому осуществлению различных или противоположных ценностных смыслов.

Нет и не может быть никакой социальной опасности в оппозиции конфликтующих культурных традиций до тех пор, пока за каждой из них признается право выдвигать и отстаивать свое понимание истины, добра и красоты, даже если все остальные считают это понимание ложным. Однако было бы действительно опасно рассматривать большинство конфликтов между людьми как конфликты, порожденные различными ценностями, поскольку подавляющее большинство этих конфликтов является не чем иным, как играми экономических интересов, политических амбиций и национальной нетерпимости, в которых ни одна из конфликтующих сторон не придает никакого значения фундаментальным ценностям культуры.

Презумпция социальности должна поддерживаться во взаимоотношениях между представителями различных культур, однако проявляющаяся в этих взаимоотношениях брутальность не стоит того, чтобы культивировать ее под именем «иная система ценностей». Ни у кого нет монополии на Истину, Добро и Красоту, но каждый рискует попасть в природный мир, утратив ценности как осознанные конечные цели культурного развития.

В.В.Дудкин

(Петрозаводск)
«СВОЕ» И «ЧУЖОЕ» В МЕЖЛИТЕРАТУРНЫХ СВЯЗЯХ


  1. Культурные контакты издревле понимали как встречу «своего» и «чужого». Древние греки придумали для «Чужого» уничижительное слово «варвар». «Свое», как правило, выступало критерием для оценки «чужого». Если в христианском раю не было тюленей, то для жителя крайнего севера это был веский аргумент против христианства. Но так было не всегда. Древние германцы, покорив Рим, взяли много чужого, римского, отказавшись от своего, германского. Следовательно, на какой-то стадии развития культуры дихотомия «своего» и «чужого» начинает вытесняться критерием культурного качества или же дихотомией лучшего и худшего. Но никогда не вытесняется совсем. Оба критерия культурного обмена сосуществуют, усложняясь своеобразной диалектикой «своего» и «чужого». Так, интерес немцев к сказанию о докторе Фаустусе в значительной мере стимулировался драматической его обработкой Кристофером Марло, а затем гастролировавшими по Германии труппами английских комедиантов. С «Племянником Рамо» Дидро французы впервые познакомились в обратном переводе с немецкого, сделанном Гете.

  2. «Чужое» реципируется обязательно через призму «своего», через открытие в «чужом» чего-то «своего». Иначе рецепции не будет, освоение не состоится. Иными словами, пока не сформируется запрос на то или иное явление культуры, оно не будет востребовано. Именно так обстояло дело с восприятием на Западе русской классики на протяжении всего ХIХ века, протекавшем довольно вяло по сравнению с тем прорывом, который имел место в конце ХIХ - начале ХХ вв.

  3. Стремление непременно обнаружить «свое» в «чужом» неизбежно приводит к неадекватному пониманию последнего. Отсюда пошли «украшательские» переводы во Франции, отсюда сформировалось мнение Вольтера о Шекспире, по той же причине из французского перевода «Анны Карениной» выбрасывалась вся линия Левина, а в Достоевском видели не романиста, а сочинителя трактатов по проблемам морали и этики.

  4. Но «чужое» - это не только и не обязательно чуждое. Это еще и новое. Первая реакция на новое - это, как правило, его отторжение, списывание за счет национальной экзотики или, если речь шла, например, о героях Достоевского, передача их по ведомству известного психиатра Ж.Шарко. Открытие в творчестве того или иного писателя новых духовных горизонтов или эстетических ценностей в интонационной среде никогда - во всяком случае на ранних этапах его восприятия за рубежом - не совпадало с его естественной творческой эволюцией. Пушкин вызвал живейший интерес на Западе как автор стихотворения «Клеветникам России». Достоевский «раздвоился» в немецкой критике на двух писателей «Федоров Михайловичей Достоевских», к тому же еще на живого и умершего, Блок вошел в читательское сознание Запада как певец «Двенадцати», и для этого сознания было сюрпризом обнаружить в нем рыцаря «Прекрасной дамы». Все эти курьезы являются в конечном счете выражением закономерности - закона духовного преломления, без которого не может существовать то целое, которое называется «мировая литература».

М.П.Бархота

(Петрозаводск)

страница 1страница 2 ... страница 8страница 9


скачать

Другие похожие работы: