Ильин А. Ю.

Причины разложения духовных основ государственности в советской России



Уже в первые месяцы после февральской революции И.А. Ильин публикует статьи о возможности и опасности прихода к власти большевиков.1 В последующие годы он не останавливает свои исследования советского режима, используя как личные наблюдения, так и, будучи уже в эмиграции, собирает, анализирует материалы о России. На основе полученных результатов и, в соответствии со сформулированными им принципами духовности, политики и правосознания, вырабатывает свое видение политического режима установленного большевиками. Результат исследований - десятки работ о России, самыми известными из них стали статьи из сборника “Наши задачи”, выходившие в последние годы его жизни, где он подвергает анализу идеологическое обоснование и деятельность Советского государства, коммунистической партии, дает политический и психологический портрет коммунистов, как представителей властвующей элиты. И здесь необходимо отметить, что И.А. Ильин главным идеологическим основанием власти большевиков называет идею коммунистического революционного преобразования общества. Но сама революция, совершившаяся в России, утверждал И.А. Ильин, есть трагическое сцепление множества факторов, приведших к утрате чувства единения, солидарности, а как результат - торжество ненависти и господство классовой непримиримости и идеологии уничтожения. И.А. Ильин, как ученый, требовал от себя в любых исследованиях доискиваться до предмета, без ссылки на личные симпатии и антипатии и находить с очевидностью как слабые, так и сильные его стороны, ставить акцент на определение существа исследуемого предмета, а не только на арифметическом подсчете позитивных и отрицательных свойств. Поэтому и в вопросе о государстве он всегда ратовал за торжество подлинной социальности, как главного компонента данного института общественных отношений. Он был сторонником построения органически выверенного, духовно освященного правового государства для реализации человеком своих сокровенных и освященных Божественным духом и любовью желаний, устремлений и заданий. Поэтому, задачу общества он видел в создании необходимых условий для осуществления “живой справедливости и живого братства людей”.2Когда каждое установление, каждый закон, порядок действуют на установление и укрепление братской справедливости, т.е. то, что И.А. Ильин называет подлинной предметной справедливостью. Для него первым условием социальности было бережное отношение к человеческой личности: к ее достоинству, к ее свободе. Он был уверен, любое унижение, не говоря уже о физическом порабощении человека, исключает всякую социальность, т.к. она есть, главным образом, “состояние духа и порядок духовной жизни”,3а значит она не совместима с положением, при котором общество составляют рабы своего страха, себялюбия, унижающие себя и других и готовые на любые действия, в том числе обман, угрозу, ложь, ради собственного спасения или благополучия в ущерб другим.

Социальность, как стремление к справедливости и братству, писал И.А. Ильин, в своей основе имеет духовный и даже мистический характер. Она опирается и исходит из представлений о прекрасной жизни Божественных откровений Святого писания, она основана на любви к Богу.

На протяжении всей истории человечества люди стремились к установлению порядка способного реализовать их мечту. В 19 веке появилась теория социализма (марксизм), предлагавшая свой путь к справедливости и к братству. По глубокому убеждению И.А. Ильина, социализм, в своей основе, изначально отверг незыблемые принципы жизни, которые являются ни чем иным, как Божественными принципами. Значит, социализм не мог быть решением социального вопроса. Для И.А. Ильина основным критерием верности социальной теории выступает ее соответствие принципам Божественного откровения. В случае их игнорирования или отказа от них необходимо ставить вопрос о целесообразности воплощения общественной теории в практику. В частности, разводя понятия социализм и социальность, он пишет, что человеку реально от Бога природой дан индивидуальный способ бытия. Он не исключает общения и единения людей, их совместимость. Индивидуальность дает человеку чувство и знание своей личной самоценности и неповторимости, способности и права к самостоятельной деятельности, “к праву на глупость”, право выбора.

Социализм являясь идеологией и практикой партии большевиков, установивших свое господство в России, как неоднократно писал и говорил И.А. Ильин, изначально, в своей основе ложна, ибо подменяет духовную солидарность, тотальным поглощением и духовных, и телесных, и душевных свойств личности, до ее полного порабощения, нивелирования и уничтожения уникальной неповторимости человека, а как результат превращения его в невыразительную, но самодовольную массу посредственностей, “духовных, безбожных мертвецов”. Он утверждал, что социализм как идеология и практика игнорирует один из важнейших Божественных принципов - духовную уникальность человека.

В книге “Путь духовного обновления”, И.А. Ильин говоря об идеологии большевиков, утверждал, что по природе своей коммунизм противоестественен, ибо не приемлет индивидуального способа жизни, данного человеку от природы и от Бога. Ибо, индивидуализм является главным злом для построения справедливого общества. Но на практике при коммунизме, человек, фактически, лишается возможности и права защищать себя от насилия со стороны общества и политической формы ее выражения - государства. Ибо, он лишен возможности обладать частной собственностью, как гаранта его экономической, материальной независимости; лишается права на свое, противоречащее общему направлению, частное мнение, право выбора, право на убеждения и личное миропонимание. Противоестественность идеологии большевиков заключена в том, что они утверждают социализацию, обобществление не только имущества, но и всего уклада человеческой жизни, чувств и мыслей,4 а значит нарушают все каноны, , духовности, нерушимые принципы жизни, освященные Божественным откровением.

Для поддержания своего противоестественного господства большевики уничтожили в России целые социальные слои общества, пролетаризируя жизнь, превратив всех в неимущих, деклассированных, формально свободных в безальтернативном поведении, установив только одну форму частной собственности - государственную.

В период правления большевиков “шло планомерное убийство” классов:

- буржуазии, ее пассивным непротивлением;

- интеллигенции, воплощением ее мечты революционного преобразования мира;

- крестьянства, образованием колхозов и проведением политики “раскулачивания”;

- рабочего класса, увековечивая его пролетаризацию.

Но природа человека, замечал И.А. Ильин, не поддается рассудочному и механистическому произволу, а значит ликвидация частной собственности приведет к противоестественному порядку, результатом которого станет допустимость повального и повсеместного воровства и кражи.

И далее, социалистическая идея и практика ее внедрения в России всегда шла, доказывал И.А. Ильин, рука об руку с уголовщиной, полным размыванием различий между преступностью и властью, образования некой “амальгамы”, оправданием использования “иезуитских приемов” - безнравственных, аморальных, не правовых методов управления со стороны правящей коммунистической элиты и ее ненаказуемости за содеянное.

В результате, в стране в 20-е и, особенно, в 30-е гг. устанавливается режим полного порабощения всех слоев общества, тотальное уничтожение всякой неподконтрольной со стороны государства и его идеологических и силовых структур самодеятельности. В обществе устанавливаются нормы, попирающие все естественные, политические и правовые принципы.

И.А. Ильин писал в те годы, что коммунизм, как политическая практика, по своей сути, есть не только явление противоестественное, осуществляющее свою политику методами террора, т.е. насильственно, силою страха и крови, но и противодуховное и противогосударственное. Связывал он это с тем, что в основе коммунизма лежит идея классовой ненависти, идея вечной классовой борьбы пролетариата, с не пролетариями.

На этой идее строится все образование и воспитание, хозяйство, государство и армия - отсюда взаимное преследование граждан, взаимное доносительство и искоренение,5 т.е. все то, что противоречит принципам подлинной государственности и торжества социальности.

Более того, практика коммунистического строительства на примере ее воплощения в послереволюционной России продемонстрировала несостоятельность путей реализации декларируемых идей ее идеологами. Одна из них призыв к равенству, как пути к справедливому устройству жизни.

Опровергая идею равенства как противоестественную и противогосударственную, И.А. Ильин поднимает один из сложнейших вопросов соотношения равенства и справедливости, что нашло свое отражение в его принципе “распределяющей справедливости”.

Для самого И.А. Ильина “справедливость” не тождественна “равенству”. Люди равны друг перед другом, только фактом своего рождения, всем остальным они отличаются друг от друга. Это значит, они равны в праве раскрыть в себе лучшие, объективно верные качества, но реализация этого права обусловлена множеством факторов.

Первый из них - имеет ли человек внутренние ресурсы для своего восхождения; хватит ли у него сил, мужества и мудрости преодолеть свои слабости и недостатки. Главное, не нанести ущерба ни себе ни другим для восхождения и реализации своих личных целей.

Если нет, то он нуждается в опеке, руководстве, а если необходимо и в пресечении дурных деяний для последовательного, постепенного самоосвобождения. Неподготовленность человека к автономному, самодеятельному водительству обусловлена наличием или отсутствием необходимых качеств. Люди от природы различаются, писал И.А. Ильин, (возрастом, полом, здоровьем, мускульной силой, нервной конституцией, талантами, склонностями, влечениями, потребностями, желаниями) и уровнять их естественные свойства - невозможно. Однако, как глубоко верующий человек, он допускает возможность и необходимость применения к людям одного критерия - их право на жизнь, кем бы он ни был: святым или последним преступником. Единственное, что, действительно, их уравновешивает - это родовая сущность, которую он определяет как наличие в каждом человеке частицы Божественного. В свою очередь, обладая даром Божественного, каждый распоряжается им по- своему: кто-то его бережет, преумножает, а кто-то и не догадывается о его существование. Следовательно, человек для И.А. Ильина и ценен только своей причастностью к Богу, которая и накладывает на него обязательства, и дает силы. Т.е., для И.А. Ильина даже причастность к Божественному не может служить обоснованием подведения всех людей под один стандарт. Более того, И.А. Ильин убежден, что кому многое дано от природы, с того и больший спрос. Ибо, ему дан Божественный дар, а значит, возлагается и ответственность за реализацию своих возможностей, ответственность за свои поступки. Так можно сформулировать понимание справедливости И.А. Ильиным.

Следовательно, справедливость требует не “примитивного” равенства, как уравнения, а “предметно-неравного обхождения с предметно неравными людьми”.6 Следовательно, “уравнивая” людей, советский режим, повторяя ошибки просветителей 18 века, совершает “вопиющую несправедливость”. Задача состоит в том, чтобы устранять вредные и несправедливые неравенства, так же как и несправедливые и вредные равенства, устанавливать новые, жизненно полезные и справедливые неравенства.7 Исходя из своего понимания справедливости, И.А. Ильин доказывает, что коммунисты и советский режим декларируют совершенно обратное; что, согласно их представлениям, все люди равны от природы, а значит должны пользоваться всеми правами, что уже не соответствует представлениям о справедливости и действительном равенстве.

На практике же они создали не просто всеобщее уравнение, пролетаризируя все слои общества, но лишив всех каких-либо прав, оставили только обязанность работать, беспрекословно исполнять волю партии и ее вождей. Они уравняли всех, не создав условий для формирования сильного экономически и политически слоя На основе всеобщего уравнительного бесправия лидеры советского государства создали новое несправедливое неравенство, создав касту привилегированных, набранную из наиболее "завистливых, жестоких, ловких и раболепных людей.8 Фактически, они воссоздали систему неравенства, основанную на формальных принципах превосходства иерархии государственных институтов, что в корне противоречит принципу предметного неравенства.

Итак, автор многочисленных работ о большевистской России доказывает, что трактовка большевистской идеологией идей равенства, свободы, отрицание совместимости частной собственности с хозяйственно-экономическим процветанием коммунистического общества, использование террора как основного метода политического управления, тотальное подавление личности идет в полный разрез со всеми принципами политики, законами общежития. В конечном счете, она приведет к краху коммунистического режима.

И.А. Ильин, описывая и характеризуя портрет советского руководителя, отмечает, что новая власть, игнорируя принцип "выдвижения лучших" как условия процветания истинных целей государства, практиковала "выдвижение худших". "Выделяются люди волевые, - но со злою, хищною и беспринципною волею. Авантюристы и честолюбцы, или умственно стоящие на уровне марксистских схем и пошлостей, или нравственно способные подолгу - стимулировать умонастроения бухаринской азбуки. Этот новый тип - психологически напористый, цепкий, жадный, жесткий, часто до свирепости, и в то же время - или умственно, или нравственно, или умственно и нравственно дефективный. Это не аристократия, а какисто-кратия (правление худших)"... Он несет с собой все то политическое порочное и ядовитое, что известно в истории из эпохи "правления вольноотпущенников). Они не проводят, а имитируют государственную политику. Произошло это в результате того, что к власти пришли люди без понимания, без профессии, без опыта - трех важнейших предпосылок. Рекрутировались они, писал И.А. Ильин в статье “Интернационалистическое разложение государства”, из профессиональных революционеров с революционным стажем, но совершенные дилетанты в экономике и мирном государственном строительстве, а так же различного рода “дезориентированные выскочки, одному Богу известно откуда взявшиеся инородцы”. Они чужды и равнодушны к следованию сложным законам экономической жизни, у них полностью отсутствует здоровое национальное чувство, следовательно, не способны признавать национальное наследие России и беречь его. Их цель - мировая революция.

Квинтэссенцией нового класса - является коммунистическая партия, а в духовно-религиозном отношении - орден нигилистов.

И.А. Ильин, исследуя душевную установку, умственный и духовный уровень, слабые и сильные стороны новой элиты находил подтверждение своей нелицеприятной характеристике у представителей самих коммунистов о себе:

- коммунисты совершенно не подготовлены ни к управлению государством, ни к ведению хозяйства, способные только пугать, мучить, развращать;

- в основе политической, хозяйственной некомпетентности лежит личная непорядочность и массовая некультурность коммунистов;

- при низком умственном и нравственном уровне они отличаются повышенным самочувствием, "таково" невежественное самомнение "коммунистических сановников", "интеллигентское сомнение коммунистических литераторов", их пристрастие к "мишуре, к торжественному коммунистическому облачению", их "коммунистическое чванство".9

Данная характеристика, обличающая новую элиту и ее авангард, по мнению И.А. Ильина, вполне справедлива и полностью соответствует и его представлениям, кто может быть носителем противоестественной и противодуховной идеологии. При этом, как это было сказано выше, И.А. Ильин разводит понятия большевик и коммунист. Для него большевик не обязательно коммунист, он может исповедовать любую идеологию. Ибо, с позиции И.А. Ильина, большевизм есть депрессивное эмоцианально- психологическое состояние души. Следовательно, большевик- это депрессивный человек. Его душевное состояние есть результат множества объективных и субъективных факторов. Одним из которых является чувство неудовлетворенности своим статусом (социальным, имущественным, профессиональным, политическим и т.д.) и отрицание или недоверие к существующим нравственным принципам. Коммунизм как идеология дает необходимый элемент устойчивости, в виде замены “старых” нравственных норм на “новые” и простое решение проблемы статуса человека. Естественно, сам переход для человека не мог быть быстрым, он требовал определенного времени и условий, т.е., процесс выделения носителей коммунистической идеологии, И.А. Ильин представлял как процесс поэтапный, формирующий особый тип человека.

Выделяя основные черты, характеризующие коммунистов, он писал о них: “это люди, утратившие веру в Бога и неспособные к самостоятельному мышлению, исследованию и миросозерцанию. Их мышление авторитарно, дедуктивно. Миросозерцание ограничено догмами диалектического материализма и идеологией марксизма с готовыми штампами.”

“Они чувствуют себя обойденными, неустроенными. Не прощают этого никому. Как следствие, они - люди жаждущие власти, господства, политического и социального первенства, освобождающего от всех законов и норм”.

В соответствии со своей идеологией, целями и задачами, резюмировал он, они создали политическую систему, способную обеспечить господство новой "элиты" и порабощение духовных потенций человека, полное забвение всех здоровых норм политического управления и подмена их иезуитским принципом "цель оправдывает средства".

По своей сути, правление коммунистов представляет ни что иное, как комплекс структур, систему тотального подавления. В основе лежит планомерный, сознательный и последовательный отрыв от духовных корней, которыми общество и государство "питаются": от религии, от нравственности и от национально-патриотического чувства.10

Отделение религии и церкви от государства, физическое уничтожение ее представителей, привели к окончательному отрыву от традиций страны и возможности сохранить и формировать правосознание граждан их политическую дееспособность на основе религиозно выверенного чувства. Отсюда, наблюдаемое "поругание святынь, разрушение храмов, истребление или унижение духовенства".11Тем самым нарушилась не только органически необходимая связь правосознания, политики и религии. Человек остался совершенно одиноким, незащищенным от страха перед вечностью, готовый к запугиванию, насилию и растлению.

С угасанием религиозного чувства в душах людей угасало и осознание добра и зла. Мораль советских граждан разрушилась, тем самым они освобождались от добра как служения, освященного откровением. Как результат- в сознание граждан внедряется и внедрился новый критерий добра и зла: "то, что в данный момент полезно интересам революционного пролетариата (т.е. коммунистического правительства и его политической полиции), то морально и обязательно, все остальное наказуемое преступление".12

Таким образом, само государство взращивает и поощряет уже не гражданина со здоровым правосознанием, а человека угодливого и деморализованного, не готового, а, порой, не подозревающего о своей неспособности к независимому от чужой воли суждению.

Государство культивирует правосознание, которое отрицает дух, духовную личность, духовную культуру, веру, семью, родину и право - как самостоятельные ценности.

Человеческая жизнь сводится к материальным процессам, материальным мерилам и материальному благополучию.

Духовно и хозяйственно самобытная личность в таком государстве исчезает. А в душах людей укореняется неверие в силу личной свободы, инициативы и органичного, творческого равновесия личной и общественной жизни.

Утверждается вера в революционную справедливость, классовую борьбу, в доктрину марксизма всеобщего уравнения и полное освобождение людей, как исполнения заветной мечты всего человечества, совершить "прыжок из царства необходимости в царство свободы".13

Такое правосознание, убежден И.А. Ильин, было и является ни чем иным как его видимостью, ибо оно отрицает само право, как проявление духа и свободы, утверждая "диктаториальный, механический произвол".14

Забвение, искажение, игнорирование традиций, национально-духовного акта, национальной чести подрывала национально-патриотические чувства людей, как одной из аксиом правосознания, подменяя интернациональным чувством, уничтожающего национальные особенности, самобытность, как составляющие органичное единство многонационального государства. В результате, в политической культуре страны не изживаются, а укореняются отрицательные черты нетерпения и безоглядного уничтожения всего прошлого, его кардинального (революционного) переустройства.

Российское государство исторически сложилось как "многоплеменное", многонациональное государство, со сложной системой взаимоотношений и взаимозависимостей. Интернациональная политика, проводимая правительством коммунистов, ликвидировала основы национальной самобытности народов, подменяя их сохранением лишь декоративных форм национальной культуры.

Такие основы, как хозяйственный акт, быт, национальный язык, традиции - игнорировались. В советском государстве внутренняя жизнь отдельного человека рассматривается как подлежащая перевоспитанию в духе полного подчинения со стороны государства. Ей предписывается предмет веры и поклонения. Человек становится объектом бесконтрольного государственного произвола, ни одна тайна его личной жизни не должна идти без контроля и опеки со стороны государственных и партийных организаций. В обществе процветает доносительство, пытки, "чистосердечное признание". Такова одна из составляющих советского режима. Тоталитарный строй, заявлял И.А. Ильин, установленный большевиками не только не соблюдает принципы правосознания, а подменяет их "идеей рабочувствия".15

"Коммунизм, как система жизни, держится на страхе и предательстве", а хранящие свое достоинство - уничтожаются.

В обществе боятся всех, начиная от вождя и заканчивая бесправным заключенным. Ибо главный руководитель в жизни при "Советах" - страх. Для государства же взаимное недоверие и шпионаж за другим - лучшая гарантия его прочности. Довершает разнузданность государства тотальная власть "политической полиции", ее бесконтрольность в насилии. Новая государственность, в результате, создала, писал И.А. Ильин "новый способ каторжного правления, новый тип злодейского государства",16 где в народе воцаряется доверчивость и надежда на государство, партию большевиков и их "вождя" как на реализацию, осуществление обещаний "светлого будущего".

Деятельность такого государства, в конечном счете, приводит к геноциду против своего народа. Геноцид происходит вот уже 36 лет в России, писал И.А. Ильин 19 ноября 1953 г., при участии многих других народов и почти всех других правительств".17

В своих работах и выступлениях он говорит о тысячах и миллионах жертв советского режима, пользуясь материалами как западной , так и эмигрантской и советской печати. В своих обвинениях Советского политического режима И.А. Ильин говорит о несоответствие заявлений советской идеологии о построении в СССР бесклассового общества с реальностью. Так как, уничтожив старую сословно - классовую систему, большевизм установил новую. Ибо, социально-политическая структура Советского тоталитарного режима представляла собой, не что иное, как построение нового классового общества, где "партийная верхушка, составляет высший, абсолютно привилегированный в командовании и потреблении благ класс.

Средний класс, составляет "партийно-покорная бюрократия" - советские чиновники, главные и второстепенные исполнители и проводники решений тоталитарного режима.

Низший класс представляет из себя "неимущую, ограбленную массу народа", в которой растворились и сравнялись в своем бесправии, или "приказном праве" все прежние классы и сословия, нации и народности, подвергшиеся массовому геноциду.18 Политическая же партия коммунистов, составляла авангард "передового класса".

Согласно, выше изложенному, государство, созданное партией коммунистов - "явление антиправовое, противоорганичное, заменяющее правопорядок механизмом страха и насилия - т.е., явление мирового рабовладельчества".19

Оно есть система лжи и система насилия, "воинствующее посягательство на все великое, чистое, божественное и благородное, что доступно земному человеку".

Его идея - безбожное мировоззрение, механистическое миропонимание, "плоский" материализм, отвержение Евангельского учения, попрание философии и науки, презрение к совести и чести, "утверждение на земле дьявола духа и дела".20Такую характеристику дает И.А. Ильин "тоталитарному социализму", существовавшему в России.

Говоря о политической системе, И.А. Ильин настаивал на четком, однозначном отделении политического режима большевиков, ее верных последователей от русского народа, который под невиданным в истории давлением все же сумел сохранить в тайниках своей души сокровенные элементы духовности, извечного стремления к свобо­де, религиозно выверенной чести и человеческого достоинства. Подтверждением для него служат не прекращавшиеся репрессии, прорывы религиозности, духовной полно­ты, искреннего патриотизма и самоотверженной борьбы в Великую Отечествен­ную войну. Сам режим, констатировал И.А. Ильин, был вынужден в период опасности для свое­го господства поощрять и поддерживать в людях религиозную веру и патриотичес­кую любовь к Родине, что проявилось в восстановлении патриаршества и введении в армии атрибутов царской армии и в обращении к подвигам русского народа в истории страны.

Таким образом, И.А. Ильин, анализируя политическую систему России 20-50-х годов приходит к выводу, что захват государственной власти партией большевиков есть результат духовного, социально-экономического и политического упадка страны. В разрушении Российской многовековой государственности вина лежит на всех слоях общества. Именно их “совместная” разрушительная деятельность привела к уничтожению и утрате объединительных, солидарных тенденций и условий в обществе. И в первую очередь, разрушительным воздействиям подверглись религиозные чувства людей, на смену им пришла секуляризация мышления с постановкой материальных стимулов и ценностей в качестве высших норм и ориентиров в жизни человека и общества. На фоне полного господства “материальности” в умах, в сознании людей произошла подмена парадигм. Человек в своем восприятии мира, фактически, олицетворяет себя, свои возможности с Высшей сущностью, являющейся противоречивой, но не терпящей превосходства над собой никого и ничто.

Возвеличиванием себя человек по сути обоготворяет свои достоинства и недостатки, а как результат формой общественной жизни становится борьба страстей и вожделений. Сам же человек превращается в их послушного раба, рационализируя допустимость, почти праведность корыстной борьбы и возвеличивая себя в ущерб другим.

Политическая организация общества становится орудием вседозволенности и является результатом не солидаризации интересов всех членов общества, а следствием борьбы частных интересов, а потому игнорированием цели политического объединения. Как результат происходит полное умаление и несоблюдение основных законов религии, духа, права, власти и политики.

Политическая система Советской России согласно философии И. А. Ильина полностью умаляет и извращает основные принципы и цели политики. Ее идеология, политическая структура, система управления есть итог духовного и религиозного упадка в народе, подготовивших систему антигосударственного правления, когда правосознание граждан и представителей государственной власти не соответствует духовным составляющим “здорового” правосознания. Его недостатки влекут несоблюдение норм политического общежития. Поэтому в первую очередь перед Россией стоит задача преодоления негативных явлений в общественной и политической жизни. Сам И.А. Ильин в своих работах и выступлениях опираясь на нормы политики, получившие свое определение в его философии стремится показать природу советского режима. Но это лишь первоначальная, критическая задача исследования. Позитивное решение вопроса лежит в применимости законов политики, правосознания в духовном возрождении общества.

Политика террора, проводимая Cоветским Правительством в отношении своего народа в 20-50-е годы, позволила И.А. Ильину воспринимать Советский Союз как тоталитарную политическую систему с элементами всемогущества и вседозволенности со стороны представителей власти и полного бесправия и господства страха со стороны остального общества; системы, попирающую все законы политики.

Кроме того, И.А. Ильин отмечает, что причиной тоталитаризма советского режима являлся не только духовный упадок во всех слоях общества, но и глубокие традиции политического бесправия большинства населения и главное идеологическая основа режима - “марксизм”. По его твердому убеждению, она содержит противоестественные, противодуховные и противогосударственные принципы и механизмы управления, эксплуатирующая мечту людей о лучшей доле.

Практическое воплощение марксизма в России приняло черты так называемой идеологии большевизма. Наблюдая в первые годы советской власти практику политического управления ее методы и приемы, а в период вынужденной эмиграции пристально следя за процессами в советской России И.А. Ильин пришел к убеждению, что большевизм как идеология, философия и практика советского правительства есть антидуховное и антиобщественное явление.

В политическом отношении он есть не что иное как “максимализм и терроризм” и “последовательное проведение революции”, что совершенно не соответствует аксиомам политики, утверждал он.

Систематическое изложение критики большевизма он приводит в работе под общим названием “За национальную Россию. Манифест русского движения”, “Идеология большевизма и кризис современного правосознания”, а также в сборнике “Наши задачи”. В частности, он отмечал, что самое опасное то, что большевизм не только эксплуатирует мечту людей о лучшей жизни, но продолжает искажать саму природу политики, государства и права. Он отвергает государство как начало сверх- классового мира; солидарного сотрудничества; твердого порядка и справедливости, пытаясь построить жизнь на принуждении.

Умаляя право, большевизм, утверждает автор манифеста, отвергает основные принципы на которых и может строиться правовое общество - это на самостоятельном и самодеятельном субъекте (личности); на непререкаемом соблюдении закона , законности и справедливости. Более того, большевизм отвергал духовные основы права, подавляя свободу человека, его инициативу и духовное самоуправление, акцентируя внимание на его материальную основу. Для И. А. Ильина данный подход был противоестественен. Для него как продолжателя традиций Чичерина- Новгородцева, духовные основы права жизненно необходимы для любого общества и являются важнейшим условием возрождения России.

Поэтому практика большевиков превращать людей в беспрекословных исполнителей считает недопустимой и пагубной как для человека, так и для самой власти коммунистов. Ибо, человек “заболевший большевизмом” становится рабом своих пороков, а “политика” превращается в свой антипод. Для ее характеристики он использует такие категории как господство жадности, цинизма и зависти. При этом в обществе в котором политика становится свирепою и бессовестной, такие духовные побуждения как вера, совесть, долг, чувство чести, патриотизм, правосознание или превращаются в уродливую карикатуру или полностью замолкают в душах людей. Человек лишенный в таком обществе свободного восприятия духовных ориентиров превращается в “бесправного раба”, а власть есть ни что иное как одна из разновидностей деспотизма в Аристотелевском ее понимании.

Деспотизм власти и вечное бесправие, гнет и страх населения усиливается действиями власти в хозяйственной сфере. Будучи единственным работодателем, советское государство не только не уничтожает эксплуатацию клаcсов, а создает новый класс эксплуататоров в лице чиновников и “нового привилегированного сословия - коммунистической партии”, пронизавшей страну всеобщим (тотальным) политическим сыском и доносительством. Тем самым такое антигосударство подменяет личную инициативу в хозяйстве все регулирующим распоряжением и тотальным планированием, что неминуемо приводит, писал И.А. Ильин “к безразличию, к снижению качества и количества продукта, к повышению его себестоимости, к плановому хаосу, ко всеобщей бесхозяйственности и безответственности. Как результат, политика советского государства в сфере экономики неминуемо приведет к падению производства, потребления и экспорта”. Точность, с которой описывает И.А. Ильин деятельность большевиков в хозяйственной сфере примечательно для современного читателя ибо описана была еще в тридцатые годы. Итак большевизм утверждает Ильин сознательно или бессознательно уничтожает материальную основу свободы человека, а следовательно уничтожает свое будущее. Собственно, главный порок большевизма заложен в его философии, его мировоззрении. Все остальное лишь следствие: пренебрежение к душевным, духовным сторонам общества, игнорирование позитивных сторон религии, умаление священных основ жизни в душах людей, размывание основ правосознания и торжество инстинкта и злой страсти. А это неминуемо и приводит к рабству и вечному страху за свою кратковременную инстинктивную жизнь. Ибо кроме материи для большевиков больше ничто не существует все остальное - добро, зло, красота, истина, честь, любовь к отечеству, религиозная вера и конечно же сама церковь есть или лицемерная выдумка или фальшь, предрассудок, или реакция исчерпывающего себя прошлого или, в лучшем случае, это все относительно. А если и говорить что же является истинным, что является добром, то следует понимать, что истина, добро, красота, то, что полезно мировой революции и советской власти. Поэтому, для торжества большевизма, утверждает И.А. Ильин, необходимо развалить весь, многими поколениями накапливаемый и исторически унаследованный душевный уклад и подорвать все прежние духовные основы человека - веру, церковь, правопорядок, отобрать собственность, лишить людей исторической памяти.

Если же говорить об основных итогах революционных событий начала века и последующего правления большевиков, то для И. А. Ильина они только негативные. Это и насаждение в умы , в сознание, в жизнь людей безбожия, материалистического мышления, закона самоуничтожения и воспроизводство зла, зависти и ненависти, развращения души человека, навязывание идеи не солидарности , а классовой борьбы и ликвидации личной инициативы. Однако, И.А. Ильин убежден, пороки революции и советской власти приведут только к одному результату - к уничтожению большевизма. Ибо, строй игнорирующий духовные основы общества (религию, правосознание, и чувство материальной независимости), попирающей все каноны общественной и политической жизни обречен на крушение. Но не продумав и не усвоив духовных оснований общества невозможно постичь и преодолеть настигающую катастрофу. Поэтому, убеждает И.А. Ильин, во имя русского народа, его прошлого и ради будущих поколений необходимо найти силы для преодоления коммунистического режима, поправшего все принципы все законы бытия человека, политического единства людей. Следовательно, необходимо государственное, хозяйственное культурное, духовное возрождение России. Вот - главная задача для России.
Примечание:

  1. Ильин И.А. Родина и Мы., С. 146-149.

  2. Ильин И.А. Собр. соч. Т. 1., С. 39.

  3. Там же. С. 39.

  4. Там же. С. 259.

  5. Там же. С. 260.

  6. Там же. С. 262.

  7. Там же. С. 262.

  8. Там же. С. 263; Т. 2. кн. 2., С. 75, 76, 80, 207.

  9. Ильин И.А. Собр. соч. Т. 1., С. 207.

  10. Ильин И.А. Собр. соч. Т. 2. кн. 2., С. 110-111.

  11. Там же. С. 241.

  12. Там же. С. 241.

  13. Ильин И.А. Собр. соч. Т. 1., С. 263, 223.

  14. Там же. С. 223.

  15. Ильин И.А. Собр. соч. Т. 2. кн. 2., С. 245.

  16. Там же. С. 246.

  17. Там же. С. 247.

  18. Там же. С. 248.

  19. Там же. С. 248.

  20. Там же С.263.

страница 1


скачать

Другие похожие работы: