А.Ю.Ильин

Петрозаводский государственный университет.
Германия и Россия в жизни и в творчестве И. А. Ильина.
И.А. Ильин – один из великих русских ученых и философов первой половины ХХ столетия, своим происхождением, жизнью, мировоззрением и философией политики и права олицетворяет своеобразное единство двух стран – Германии и России.

По своему происхождению по отцовской линии И.А.Ильин является потомственным русским дворянином. По материнской линии его дед надворный советник Юлиус Швейкерт фон Штадион родом из Саксонии Виттенберга ( по другим сведениям – из Гримма), в первой трети Х1Х века переезжает в Россию.

Как и в роду отца, так и в роду по материнской линии встречаем выдающихся людей своего времени- это архитекторы, строители ,юристы , писатели, врачи, искусствоведы, ученые(математики, физики, механики).Приведем только два небольших примера того вклада в развитие и гордость России, который внесли представители рода Швейкертов и Ильиных. Так, дед философа Иван Иванович Ильин, был инженер-строитель, полковник. Возводил Большой Кремлевский дворец, где затем служил комендантом и смотрителем и где жила вся его семья. А в советский период уже двоюродный брат И.А.Ильина по материнской линии, Всеволод Михайлович Келдыш(один из представителей ярчайшей семьи Келдышей),внес свою лепту в обустройство столицы, проектируя канал им.Москвы и Московский метрополитен. а его сын Мстислав Всеволодович Келдыш – президент Академии Наук СССР с 1961-1975 гг.. И этот ряд примеров можно и далее продолжать.

Иван Александрович Ильин своим трудом, неугасимой энергией духа олицетворяет единство и величие двух родов, двух народов , взяв самое важное из них и с сыновним трепетом и достоинством пронеся через всю свою жизнь их лучшие черты. Впоследствии в работе»Путь духовного обновления», развивая свое учение о семье и воспитании, он написал: « из духа семьи и рода , из духовного и религиозного приятия своих родителей и предков – родится и утверждается в человеке чувство собственного духовного достоинства , это первая основа внутренней свободы , духовного характера и здоровой гражданственности… А это означает , что семья есть первооснова Родины».(Ильин И.А.

Собрание сочинений Т.1 С. 167-168.

Именнo cемья , по воспоминаниям ученого и его знакомых , та нравственная и религиозная атмосфера ,царившая в родительском доме способствовали внедрению в его сознание мироощущения христианского верования и восприятия «секретов земного счастья», бережного сохранения и передачи их о поколения к поколению. Один из таких секретов земного счастья состоял в искусстве владеть вещами . «Тут главное в том , - читаем вслед за Смирновым наставления прадеда философа , чтоб не зависеть от своего имущества , не присягать ему. Имущество должно служить нам и повиноваться…Оно призвано служить нашему сердцу и выражать нашу любовь…Дело в том .чтобы не отменяя имущество , победить и стать свободным.

Эта свобода не может прийти от других людей; ее нужно взять самому. Освободить свою душу ( вступит. ст. Смирнов И.Н. в кн. : Ильин И.А. « Аксиомы религиозного опыта» : В 2 т., М.,1993. С.4). Для молодого И.А. Ильина жизнь, философия прадеда были как живой пример неистребимости русского духа в традициях типичного для многих людей русского быта. Это умение усматривать в простом, обычном для повседневного взора глубины прекрасного и великого. В этих словах отражена сущность миропонимания И .А.Ильина, которую он лелеет, культивирует и которой придерживается на протяжении всей своей жизни и которая являлась основой его душевного и духовного мира.

Уроки нравственности , полученные в детстве , формировали характер, реакцию на отношение к миру, способу бытия , не отменяя « обыденное, привычное», обнаруживать в мыслях . поступках, вещах позитивное , прекрасное . что в последствии нашло закрепление и в понимании существа жизни , и в стремлении . не присягая форме (« не предрешая» ее), отыскивать в каждом явлении его сущность , в соответствии с конкретными обстоятельствами.

Германия в жизни И.А. Ильина, как и для многих представителей русской интеллигенции первой половины ХХ века, стала новым домом. не во все времена приветливым, но тем, который приютил выдворенных из своего отечества ученых . философов , деятелей искусства. Однако первая встреча И.А. Ильина с Германией произошла намного раньше, в 1910 -1912 гг. в период его научной командировки. Он работал в университетах Гейдельберга, Геттингена ,Берлина и встречался с выдающимися философами того времени – Иеллинеком, Рикертом, Зиммелем, Иельсоном и Гуссерлем. Именно в этот период на семинарах и беседах оттачивается методология молодого ученого, формируется его метод познания. Вторая встреча ученого с Германией произошла в 1922 году, после высылки из Советской России.По приезде в Берлин И.А .Ильин становится одним из создателей Русского научного института и преподает в нем до 1934 года, когда его уволили за отказ преподавать согласно национал социалистической программе. А в 1938 г. После наложения ареста на его книги переправляется в Швейцарию , где проживал последние 16 лет. Но именно германский период в жизни ученого станет одним из самых плодотворных. В этот период в свет выходит одна из его самых известных работ «Сопротивление злу силою», вызвавшая бурную полемику в кругах русской эмиграции. Работа после которой в последний раз советская пресса вспомнила И.А. Ильина, чтобы на долгие десятилетия затем забыть, упоминая лишь в коротких справках энциклопедий, ученого, чья магистерская работа по философии Гегеля, написанная еще в 1918г., признается и сегодня одним из лучших и глубоких исследований в гегелеведении. В этот же период И.А.Ильин проявил себя не только, как ученый, но и как великолепный публицист, идеолог и лектор. Его выступления собирали сотни и тысячи слушателей в разных городах не только в Германии.

На становление И.А. Ильина как ученого и мыслителя, на формирование его политической философии заметное влияние оказал ряд факторов. Помимо семьи, друзей и недругов, исторических, социально-экономических и политических процессов в России и Европе были и другие факторы.

В первую очередь следует говорить о влиянии учителя – русского ученого-правоведа П.И. Новгородцева, определившего во многом направленность его методологических и научных интересов. В результате их общения первыми научными ориентирами для И.А. Ильина стали Платон, Аристотель , а среди представителей Нового времени важное значение в формировании мировоззрения и философии мыслителя оказали концепции Гегеля, Брентано, Шеллинга. При этом сам П.И.Новгородцев требовал от своих учеников и последователей глубокого знания не только истории философской мысли. Но и современных концепций представителей общественно-политической и философской наук. В частности, исследований английских, французских, немецких ученых и политических деятелей, таких как Зиммель, Гуссерль, Буржуа, Дюги и др.

Как их постигать, как мыслить- этому его учил П.И.Новгородцев.» Мы , начинающие студенты , слушали его по- особому, много не понимая, напряженно ловя каждое его слово , напряженно внимая, - пишет И.А.Ильин в своей работе «Памяти Новгородцева», - он говорил о главном; не о фактах и не о средствах, отвлеченно ,но о живом; он говорил о целях жизни и , прежде всего, о праве ученого исследовать и обосновывать эти цели. .Закладывались основы духовного понимания жизни, общественности и политики».

Собственно, эта характеристика и является основной парадигмой и для творчества самого И.А. Ильина, которой он придерживался на протяжении всей своей жизни.

Главное жить и постичь жизнь, т.е. обнаружить постоянное (сущность), принципиальное, аксиоматическое, что в свою очередь, можно получить только особым способом. Но только так можно понимать и творить жизнь. Для поиска и нахождения основ не подходят надуманные, абстрактные, отвлеченные от жизни

Способы и средства ее постижения. Они такие же неуловимые, для поверхностного наблюдателя, ученого – формалиста, способного лишь регистрировать, но не постигать сущность.

И именно работая под началом П.И. Новгородцева, И.А. Ильин заявляет о себе как о серьезном ученом. В этот период выходит одна из его интереснейших работ «Понятие права и силы» (1910), в которой проявился его интереса к « логической чистоте» используемых понятий и суждений, в которой молодой ученый стремится определить возможные опасности и последствия от ошибок при неверном сведении и использовании последних. Именно эта работа в определенной степени демонстрирует направленность эволюции его дальнейших методологических исканий.

Кроме нее, он публикует такие работы, как «Идея личности в учении Штирнера. Опыт по истории индивидуализма», « Шлейермахер и его речи о религии», « О возрождении гегельянства», «Кризис субъекта в наукоучении Фихте Старшего. Опыт систематического анализа» и, конечно. « Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и Человека» Соответственно и основной категориальный и методологический аппарат ученого формировался под влиянием учений, концепций представителей западноевропейской философской и политико-правовой мысли ХV111 – начала ХХ в., таких как И.Г. Фихте, И.Кант ,Гегель, О.Конт, Э.Гуссерль др. Однако для И.А. Ильина, независимо от темы, объекта и формы познания , основным предметом исследований на протяжении всей его жизни оставались вопросы обнаружения сущностных оснований, принципов наблюдаемых и исследуемых процессов и выработки адекватных объекту изучения методов познания.

И здесь можно наблюдать удивительное пересечение традиций русской, в том числе религиозной философии с интенциями Фихте, Шлейермахера и особенно Гуссерля. В частности при решении задач, стоящих перед человеком, в философии И.А. Ильина обнаруживается, с одной стороны, « генетическая» связь с положениями славянофилов первой половины Х!Х в. И « почвенничеством» Ф.М. Достоевского. А в духовном аспекте И.А. Ильин продолжает онтологическую и гносеологическую традиции Хомякова и Киреевского..В частности, как и Киреевский , И.А. Ильин в познании требует всей личности, всех ее усилий и способностей, т.к. истина доступна только цельной личности, для которой познание – это не только познание силой разума, а востребование всех возможностей человека.

Собственно, то, что формировалось с детства в сознании И.А.Ильина –

« не присягать форме» (вещи), а обнаруживать постоянное (сущностное), подвело ученого к определенной методике познания. Впоследствии он последовательно и целеустремленно применяет свой метод во всех исследованиях, органично сочетая и обогащая его с принципами христианской очевидности и используя одну из важнейших категорий православно= религиозной методологии – «сердечного созерцания».

И.А. Ильин, следуя в рамках гносеологических традиций И.Г. Фихте в познании предмета, требует от исследователя личного, непосредственного опыта Последний считал, что «можно быть убежденным только в том, что нашел сам, не передоверяя решение важнейших вопросов другим». Исследуя сущность бытия, жизни, духовную природу человека. научная философия исследует их сверхчувственную первооснову. В то же время, утверждая реальность, объективность предмета для его восприятия необходимы настрой и метод его постижения.

В своей работе «Философия и жизнь» И.А. Ильин выстраивает своеобразную структуру познания , где на первом этапе исследователь стремится воспринимать предмет так . как он есть на самом деле. « т.е. как он есть для всех и для каждого сам по себе». Это необходимо, чтобы затем сосредоточить все внимание на постижении мыслью и словом его сущности и содержания. На этом этапе необходима и своеобразная « утонченная индуктивно – экспериментальная проверка внутреннего опыта – то скепсис и осторожное, крадущееся вопрошание, то наблюдение за собою, самоанализ, самоирония, то забвение о себе и сосредоточенное погружение в непосредственное переживание предмета, более того, исследователь обязан овладеть силами своего бессознательного, очистить их . придать им гибкость и покорность, сделать их совершенным орудием предметовидения».

Современная философия, по его убеждению, должна подготовить душу исследователя к способности произвольного свободного фокусирования внимания; полностью отдаться предмету познания так, чтобы сам предмет стал собственным содержанием души, когда личная жизнь становится жизнью предмета в нем. Фактически его гносеология является органичным развитием общей мировоззренческой установки ученого. В ней просматривается влияние и той атмосферы, которая царила в его семье. И той научной школы, к которой он принадлежал.

И.А. Ильин осознает и опасности своего метода, когда человек оказывается, практически, неподконтролен для большинства: «В своей душевной и душевно- духовной жизни каждый человек уединен и не прозрачен; трудно бывает людям сказать о чужой душе – пещера ли это, в которой тлеет колдовской огонь, или келья, в которой возжена молитвенная лампада». Осознавая всю опасность метода, он все же утверждает. Что личный опыт есть первая гарантия подлинности.» Общий закон духа, духовной культуры, всей науки…,-пишет он в работе « О возрождении философского опыта», - гласит- - общение с предметом никто никому никого не заменяет и заменить не может.»

В дальнейшем практически во всех своих работах И.А. Ильин воспроизводит основные элементы своего метода : от» катарсиса» , очищения, погружения, до самозабвения, в предмет исследуемого объекта, при полном сохранении себя, до формулирования основных принципов тех сфер человеческих отношений, которые являются объектом его внимания.

Свой метод он создает под непосредственным воздействием феноменологии Э.Гуссерля. Еще в письме к Л.Я. Гуревич о т 13 августа (31 июля) 1911г. Он излагает свое понимание школы Гуссерля и его метода. И здесь обнаруживаются » генетические» связи с его собственным методом: «….в последнее время стал вырабатываться так называемый феноменологический метод, сущность которого состоит… в следующем правиле: « нализу того или иного предмета должно предшествовать интуитивное погружение в переживание анализируемого предмета»…фиксируй, прежде всего, то, что подлежит исследованию…выбери ряд более или менее ярких случаев несомненной наличности (исследуемого предмета )», закрыв глаза на:

1.предрассудки,

2.всякие уже готовые на этот счет теории,

3.на свои собственные предубеждения.

4.на себя , как переживающую или преломляющую среду,

5.уйди с головой в переживание … при этом проделывай ( противоестественное для цельного переживания) рефлектирующее образование его для ради наиболее адекватной фиксации данного тебе ( чувства – знания) в его сущности. Добытое опиши так, как оно было дано тебе. Материалы таких описательных анализов дадут путь к прорыву круглого вопроса…Но главное…- это есть единственный путь».

Итак, И.А. Ильин придает большое значение познавательному приему и выдвигает ряд концептуальных требований, впоследствии составляющих его гносеологию :

- это интуитивное погружение в объект и предмет исследования;

- направленность мышления только на предмет;

- непосредственность самостоятельного личного опыта, что, в частности, сближает его понимание гуссерлианского метода познания с православной идеей наличия непосредственного личного контакта с Богом как условия подлинности веры и очевидности знания.

Кроме того, он, по сути, воспроизводит классическую схему Ф. Бэкона – концепцию идолов сознания как необходимых ступеней очищения и подготовки сознания к восприятию очевидного, т.е. такого знания, которое очевидно только подготовленному сознанию.

Уточняя метод И.А. Ильина, необходимо отметить то значение, которое он придавал такой категории, как « очевидность». Как Э. Гуссерль, И.А. Ильин кладет в основу своего видения идею очевидности. По его мнению, приступая к анализу явления необходимо «осуществить и накопить в себе обширный разносторонний опыт очевидности». Очевидно то, что дано непосредственно. Подлинной очевидностью обладает то, что лежит в основе всех других форм, т.е. то, что постоянно, что является смыслом и открывается сознанию в случае его направленности на предмет. Более того, сама очевидность служит методологической посылкой для воспроизводства различных актов познания наблюдаемых объектов.

При этом он уточняет, что способ накопления опыта очевидности специфичен для каждой формы очевидности. Ибо, акт очевидности имеет разное строение в различных науках . он слагается в религии иначе . чем в искусстве или в нравственной жизни, а значит требует иного аппарата и источников его постижения.

Каждый опыт очевидности возможен не столько «посредством умозаключения, сколько инстинктом, чувством, ощущением, эмоциями, через и благодаря радости, страданиям, разочарованиям в любви добродетели, добре и зле. Только так можно познать для себя происходящее, через прожитие его вместе с ним и в нем». Главное – избегать формального, бессодержательного абстрагирования или преувеличения значимости собственных ощущений, умозаключений, улавливая трепет, волнение предмета. Для И.А. Ильина любой предмет требует определенного акта, где учитываются все его специфические условия. Эту же методологическую особенность он использует при обзоре и выборе политической организации общества, где главным является учет всех факторов, образующих ее духовные и материальные условия, и объясняет его приход на позиции «непредрешения» при формировании политических и правовых структур и процессов в обществе.

Именно этот смысл он вкладывает в один из важнейших принципов политики и собственного отношения к ней. Реализация принципа непредрешения возможных политических форм снимает, по мнению ученого, опасность принятия ошибочных решений. Само же решение есть результат нтенционального, непосредственного погружения в предмет и отказ от моментального воплощения в жизнь программ, как бы привлекательно они не выглядели. Ибо любая программа становится аложницей своих возможностей, которые могут и не совпасть с реальными условиями. И только погружение в предмет создает предпосылки для адекватного ответа на вызовы изменяющиеся реальности.

Творчески перерабатывая достижения немецкой классической философии, опираясь на феноменологию экзистенциализма начала века в лице Э. Гуссерля, И.А. Ильину удалось плавно, органично соединить их с традицией религиозно – православной русской философии.

страница 1


скачать

Другие похожие работы: