АВТОРИТАРНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ В РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ

А.Ю. Ильин

Петрозаводский государственный университет

iljin@onego.ru
Современные политические процессы, протекающие в России, в частности, выстраивание вертикали государственной власти и, как следствие, сужения политического пространства, обеспечивается и сопровождается возвращением в традиционно-патерналистское культурное поле взаимодействий между различными сторонами публично-властных отношений.

Самодержавный опыт Российской империи, абсолютистский период Советской истории не мог не сказаться в готовности оправдать идею просвещенной автократии со стороны участников современного политического процесса.

Еще со времен Никколо Макиавелли и даже ранее теории политического развития утверждают допустимость и, даже, необходимость использования методов и форм авторитарного управления для обществ, вступивших в полосу социально-политических кризисов и трансформаций.

Динамика развития политических процессов в последнее десятилетие подтверждает устойчивость указанной тенденции для России.

Более того, формы и механизмы, используемые при выстраивании вертикали государственной власти, тактики поведения, реальных и потенциальных участников процесса реанимирует элементы авторитарного конформизма в обществе, (одним из следствий которых и является сужение политического пространства).

А практическая деятельность влиятельных политиков и парламентских партий укладывается в схему, по сути своей, несовпадающей с либерально-демократической риторикой, используемой в публичных акциях.

В приватных, и в публичных заявлениях все более явственно прослеживается отход от использования либеральных ценностей в обосновании принимаемых решений.

Ориентируясь на патерналистские установки общественного сознания, публичные политики последовательно перестраивают всю систему собственной аргументации, апеллируя к консервативно-охранительной традиции мировой и отечественной политической мысли и практики.

Показательны в этом плане материалы «Библиотеки Единой России» в 3-х книгах («Идеи», «Люди», «Действия»), изданные коллективом авторов под ред. Ю.Н. Солонина в 2003г. издательством Алгоритм в Москве.

Авторы достаточно откровенно определяют положения консерватизма в качестве идеологической составляющей партии Единой России, (что, порой, вуалируют и члены, и руководители этой партии), и следующие из консервативной традиции возможные и допустимые методы политического управления.

Примечательна в этом плане книга «Идеи», где в хронологическом порядке излагаются идеи таких известных мыслителей и ученых как Конфуций, Платон, Т. Гоббс, Ф. Ницше, В. Парето, К. Шмитт, К. Леонтьев, И. Ильин и т. д., которых очень сложно «уличить» в либеральной и особенно демократической ориентации.

Подобная позиция представителей доминирующей партии достаточно органично вписывается в структуру российского политического сознания, для которого, с одной стороны, характерна высокая требовательность к власти, с другой - негативно-нейтральное отношение к собственной политической инициативе.

При активном внедрении формальных процедур и стандартов политического участия, данная черта политического сознания создает ситуацию, когда в политике утверждаются практики политического волюнтаризма со стороны центральных и региональных структур власти и конформистские модели поведения определенных социальных слоев и групп населения, ориентированных на стабильность и порядок. Как следствие наблюдается попустительство и даже оправдание ограничений политического плюрализма и «не опекаемой» деятельности потенциальных акторов принятия решений, что подтверждается «вялой» реакцией в последние годы со стороны представителей «политической оппозиции» и общественности на инициируемые и принимаемые властью политические решения.

Среди последних, наиболее значимых и знаковых решений можно назвать создание в духе просвещенного авторитаризма

  • Общественной палаты,

  • Процедуру избрания глав регионов,

  • Процедуру выборов депутатов в Государственную Думу

  • Закон о политических партиях и его модификацию

  • ряд других властных инициатив.

При этом, показательным является не столько характер и содержание реализуемых проектов, сколько их восприятие и реакция на них со стороны общества.

В этом ряду особо следует выделить закон о политических партиях, его содержание и эволюцию за последние пять лет, а главное реакцию основных политических акторов. Сам закон, с одной стороны, представляет собой эклектику несовместимых положений. С другой стороны при помощи данного закона правящая элита навязала обществу одну из версий данного института, при этом ущемляя политические права граждан, о которых говорится в первых двух статьях и статье 3.1. Закона. Данные ограничения могли бы иметь оправдание, если бы, те кто его инициировал и принял воспринимали данный шаг, как временный и вынужденный, для централизации управления в период системного кризиса в обществе , которое делает только первые шаги в обучении новой культуре политического участия. Однако логика изменений в политических отношениях в России последнего десятилетия не позволяет быть столь оптимистичным. И мы возвращаемся в привычную систему патернализма и чиновничьего волюнтаризма. Общественно-политические организации, в первую очередь, в лице лидеров действующих партий не только не ограничивают поползновения государства, а потворствуя им, ужесточают условия образования, выживания и существования негосударственного института. И структура, являющаяся важнейшим звеном в интеграции государственных и общественных интересов со стороны общества, по сути превращается по этому закону в придаток государства, выполняя защитную функцию от «несмышленого общества». Т.е. закон о политических партиях есть ни что иное как удачная попытка закрепить полный контроль со стороны правящей политической элиты и государственных чиновников одну из структур гражданского общества. История «руками» современных политиков вернуло общество в наше недалекое прошлое. Только структуры поменялись местами. Вместо тандема Партия-Государство, мы имеем Государство-партия.

Авторитарные методы и формы политического управления не хуже и не лучше иных. Более того, политика как публично-властная сфера общества по определению в своей основе содержит элементы автократии. В противном случае она, с точки зрения формальной логики, была бы абсурдной, а с позиции реальной жизни - трагично разрушительной для общества.

Однако, признавая это, важно не превратиться в беспечных наблюдателей, допустивших к бесконтрольному управлению «политических маргиналов и манкуртов».

Для этого необходимо использовать накопленный опыт демократических преобразований, формальные демократические процедуры участия. В том числе и те структуры, инициаторами которых являются политическая и правящая элиты.

В частности,

  • Общественная палата федерального уровня,

  • структуры двусторонних общественных комиссий

  • при главах регионов или

  • республиканских министерств и ведомств регионов и др.

Они могут выполнять не только компенсаторную, безответственно совещательную функцию, но и стать влиятельной публичной трибуной, как на саму власть, так на структуры общества.

В этом списке пока нет политических партий. Однако внутрипартийная рекогносцировка на местах, в регионах, при активной не конформистской деятельности ее членов, т.е. перехват инициативы от центральных офисов партий региональными и местными отделениями позволяет надеяться на возвращение политических партий в политическое пространство в качестве самостоятельных субъектов политической жизни

Т.е., в принципе, уже существующие институтов и процедуры, в рамках своего внутреннего развития могут стать инструментами, предотвращающими нарастание авторитарных тенденций. Однако это возможно, при одном условии (возможно, почти не выполнимом сегодня) – изменение собственного отношения к политике.

Следовательно, актуальным для российского общества является совершенствование механизмов реализации политической культуры участия и перегруппировка политических сил. Это необходимо как для государства, так и для каждого члена общества. В противном случае мы получаем шанс за последние сто лет в четвертый раз вернуться к необходимости разрушения прежних систем до основания. Ибо закрытые системы могут мимикрировать, но не обладают способностью к кардинальной модификации, с сохранением ключевых позиций и целостности общества. Это возможно при усложнении системы, в том числе и системы управления. Когда на равных в принятии решений участвуют несколько силовых центров, дополняя, и взаимно заменяя друг друга. В нашем же случае мы имеем ситуацию возвращения к закрытой иерархической политической системе.

страница 1


скачать

Другие похожие работы: