Проф. А.П. Зильбер

Проблема наставничества в медицине критических состояний
Терминология проблемы

Наставничество подразумевает обучение специалиста теоретическим знаниям и практическим навыкам, позволяющим ему работать самостоятельно. Происходит от старославянского словосочетания наставлять на ум. Менторство имеет то же смысловое значение, но происходит от собственного имени Ментор: так звали наставника Телемака, сына Одиссея, который поручил Ментору обучать Телемака во время частых и долгих отлучек отца.

В последние годы всё большее распространение получает термин коучинг, происходящий от англ. couching, тренерство, с оттенком индивидуального подхода. Этимология этого термина сложнее, чем принято считать, и учитывая важность коучинга в раскрытии главной темы, мы остановимся на этимологии термина позднее.

Критическая медицина (медицина критических состояний – МКС) получает всё большее распространение в разных странах, что связано, по нашему убеждению, с несовершенством существующих терминов анестезиология (в переводе с греческого – наука об обесчувстливании) и реанимация (восстановление духа, души – термин распространён в католической религии по отношению к вероотступникам, возвратившимся в лоно истинной церкви).
Специфика критической медицины

Этот многопрофильный раздел здравоохранения занимается коррекцией жизненно важных функций при крайне тяжёлом состоянии больных. Для МКС характерны следующие пункты, которые подчёркнуты, чтобы увязать их с главной обсуждаемой темой.

В МКС сознание больных нарушено, а больные находятся в терминальном состоянии, т.е. пограничном между жизнью и смертью (от лат. terminus – край, рубеж).

Основой любого критического состояния является полиорганная дисфункция.

Необходим непрерывный мониторинг жизненных функций организма, т.к. они быстро изменяются.

Ограничено время для консультаций, консилиумов и т.п., поэтому врач нередко вынужден действовать без согласия больного и его близких: сознание больного нарушено, а времени для совещаний с его представителями может не быть.

Эта специфика должна быть учтена в характере медицинского образования и, особенно, в наставничестве специалиста по МКС, как бы он ни назывался в штатном расписании лечебного учреждения.
Образование современных профессионалов

Специфика образования любого профессионала должна учитывать особенности главного контакта профессионала с объектом его усилий. Все существующие в мире профессии можно уложить в 5 типов такого главного контакта.

I – технологические специальности (главный контакт человек –машина): инженеры, слесари, машинисты и др.;

II – биономические специальности (главный контакт человек – Природа): биологи, зоологи, ботаники, ветеринары и др.;

III – артономические специальности (главный контакт человек – образ): актёры, художники, архитекторы и др.;

IV – сигнономические специальности (главный контакт человек – знаковая система): программисты, математики, типографы и др.;

V – социономические специальности (главный контакт человек – человек): врачи, педагоги, юристы.
Современное медицинское образование: достоинства и дефекты
Мы выделяем 5 пунктов, характеризующих образование и имеющих значение для главной обсуждаемой проблемы.

1. Алгоритмизация и программированные решения. Наличие алгоритма и программированных решений служит доказательством того, что медицина и медицинское образование являются наукой, а не только сиюминутной практикой. Наличие этих принципиальных новшеств – положительное свидетельство в пользу современной медицины. Однако засилье алгоритмов и программ, включая вытекающие из них стандарты, протоколы и иные официальные государственные регламенты заставляют вспомнить, что они создаются на основании усреднённых материалов и фактов. Следует задуматься над тем, что не может существовать понятия «усреднённый больной». Каждый больной имеет не только индивидуальные генетические и иные особенности, но и разные перенесённые в прошлом заболевания и применявшиеся ранее методы лечения и профилактики.

Международная статистика и доказательная медицина свидетельствуют, что там, где применяются стандарты, протоколы и другие регламенты, меньше неблагоприятных исходов лечения, осложнений, короче продолжительность лечения. Тем не менее, не следует «натягивать» на каждого больного стандарт, хотя он и служит несомненной «защитой от дурака» (фулпруф, foolproof). Поэтому стандарт должен рассматриваться скорее как шпаргалка, напоминающая врачу, чтобы он не забыл важных элементов, входящих в усреднённые принципы и правила. Полагаем, что здесь уместно вспомнить этимологию слова шпаргалка: она пришла в русский язык из польского, где имеет значение ненужная, исписанная бумажка и происходит от греческого , спарганон, что означает пелёнка, лохмотья, отрепья.

2. Антидубитация. Это слово обозначает распространённое среди преподавателей стремление отучать учащихся сомневаться в установленных канонах. На латыни dubito означает сомневаюсь, и без воспитанных в ходе учёбы сомнений врач не может быть творческой личностью, а быть ею в любой отрасли медицины, особенно в условиях МКС, очень важно. При этом уважение к существующим принципам, законам, и даже канонам следует отнести к несомненным достоинствам медицины и медицинского образования.

Составной частью пункта антидубитация является злоупотребление дидактикой, что в переводе с греческого означает поучение в ущерб дискуссиям и диспутам. Дидактика, как основной принцип в образовании, наиболее распространена, потому что этот принцип самый доступный и наименее затратный.

В ходе медицинского образования студент, а потом и врач недостаточно приучаются к принципу самообразования и к непрерывному получению знаний.

К этому же разделу образовательных дефектов следует отнести отсутствие в программе медицинского образования элементов маевтики (по-гречески – повивальное искусство), созданной ещё Сократом и заключающейся в обдуманной системе вопросов, рождающих осознанные ответы. Маевтика стала предтечей эвристики – принципа поиска ответов на задачи, пока ещё неразрешимые. Этот принцип входит в изучение математики и не используется в медицинском образовании.

3. Обучение на больных входит в программу медицинского образования, и этот «узаконенный» и «контролируемый» вред пока неизбежен. Он может быть снижен широким применением компьютеризированных манекенов – симуляторов, которые пока ещё слишком дороги, чтобы все медицинские ВУЗы могли их иметь.

4. Воспитание студента-медика практически не является составной частью преддипломного образования и специализации врача в последипломном образовании. Оно, к сожалению, сегодня только подразумевается, потому что воспитание трудно реализовать методами дидактики и формализованной информатики. Под информатикой мы здесь подразумеваем методы познания, формализованные в словах, схемах, графиках, цифрах, рисунках. Это самый доступный современный метод познания, и именно он является основным и в ВУЗе, и в средней школе, и в самообразовании. Альтернативой этому принципу являются тацитные методы (от имени римской богини безмолвия Тациты), тацитные знания.

В отличие от явных тацитные, неявные знания не могут быть формализованы в пунктах, графиках, цифрах. Они передаются не информацией, а личным примером (делай как я), воспитанием. Они могут усваиваться практикой, в том числе самостоятельно – езда на велосипеде, танцы (включая балет), рисование, освоение языка в языковой среде. Тацитные знания могут существовать только с его обладателем.

К проявлениям тацитных знаний относятся вера (религия), инстинкт (генетическая передача нужных, но не осмысливаемых действий), интуиция (способность принять правильное решение, не умея объяснить, почему и как), инсайт (внезапное озарение, якобы во сне), импринтинг (запечатление), коучинг (индивидуальная тренировка, учитывающая специфику каждого учащегося), внутренний цензор (совесть).

5. Отсутствие гуманитарного образования при получении медицинского – важнейший дефект, существующий и в российской, и в зарубежной образовательных системах. Лишь отчасти этот дефект может быть сокращён развитием наставничества и коучинга, потому что в учебных программах и преддипломного, и последипломного образования практически невозможно найти достаточное количество учебных часов для насаждения гуманитарной культуры.

Этот дефект современного медицинского образования поставлен последним отнюдь не по его значению. Наоборот, общепризнано и доказано нашими собственными исследованиями и опубликовано зарубежной статистикой, что большинство юридических конфликтов и в России, и за рубежом связано чаще всего именно с этим дефектом: отсутствием гуманитарной культуры. На первом этапе ликвидации этого дефекта необходимо хотя бы познание его значения, а также роли наставничества и коучинга в его сокращении.
Наставничество и коучинг

в насаждении гуманитарной культуры
Очевидно, что преподаватель любого ВУЗа, особенно медицинского, должен быть воспитателем. Вместе с тем, большинство из преподавателей осознаёт, что проще учить анатомии, микробиологии, акушерству, внутренним болезням, но воспитывать, т.е. обучать культуре – зачем? Если преподаватель учит конкретному теоретическому или клиническому предмету, зачем ему быть наставником, ментором?

Ментор (если исходить из «Илиады» Гомера) учил Телемака всему, что позволит тому быть Человеком, чтобы успешно править островом-государством Итакой. Очевидно, если верить древнегреческой мифологии, Ментору это удалось, и если исходить из того, что наставничество и менторство – равнозначные понятия, то надо не только учить предмету, но и воспитывать специалиста. Однако исходный материал, т.е. свойства и способности обучаемых, существенно различаются и по подготовке, и по уму, и по характеру, и, следовательно, наставник (ментор) должен это различие учитывать.

Настоящие современные наставники используют для этого термин – коучинг (англ. couching – тренировка), подразумевая под этим индивидуальное обучение, учитывающее специфические особенности учащегося. Этимология английского слова couching восходит к сказаниям американских индейцев, когда племя Мудрой Белой Совы (Cou White Owl) породнилось с племенем Чинга Большого Змея (Ching Big Snake), и это сочетание (Cou + Ching) – как раз свидетельствует о двойной мудрости (сова + змея). В Россию такое толкование коучинга попало через Джона Уитмора (J. Whitemore. Коучинг высокой эффективности. – М., 2005. – 168 с.).

Преподавателям следует чётко осознать, что совершенно необходимо насаждать гуманитарную культуру среди студентов-медиков и врачей. Необходимо учесть, что далеко не все воспринимают сам термин культура однозначно. Между тем, в точном переводе слова cultura с латинского языка оно выглядит конкретно: выращивание, воспитание, пестование. Следовательно, культура не передаётся с генами: она должна целенаправленно выращиваться. Для этого, учитывая недостаток часов в учебной сетке, надо использовать самообразование и наставничество, менторство, коучинг. Можно было бы регламентировать этот тезис в программах образования, в приказах министерств и образования, и здравоохранения. Например, уже издаются Положения о наставничестве в медицине в Ульяновской области, Мордовии и некоторых других местах. Забюрократить проблему наставничества весьма несложно, но методы его зависят, прежде всего, от осознания важности проблемы самими преподавателями и учащимися.

Мы проводим практически ежегодно анкетирование студентов-медиков и врачей свыше трёх десятков лет. По данным анкетирования текущего 2013 г. ежедневно читают художественную литературу 32% опрошенных врачей, 15,7% – делают это раз в неделю, 19,6% – несколько раз в месяц, но вообще не читают художественную литературу 26,3% опрошенных врачей. Сопоставления с некоторыми гуманитарными аспектами в тех же 4 группах в нашем исследовании таково: для читающих ежедневно сложность во взаимоотношениях с пациентами возникает у 25% опрошенных, а для вообще не читающих художественную литературу – у 40%. Если взять две крайние группы опрошенных врачей (читающих художественную литературу ежедневно и не читающих её совсем), то отсутствие взаимопонимания с коллегами возникает у 5% и 16% соответственно, сомнения в правильности своих решений и действий – соответственно у 20% и у 10%. Есть другие пункты этого опроса, свидетельствующие о реальном значении гуманитарной культуры для результатов врачебной практики.

Самый богатый человек мира Билл Гейтс считал своим наставником Генри Робертса, изобретателя первого в мире персонального компьютера «Альтаир». Вскоре после начала работы с Б. Гейтсом, Г. Робертс бросил свой бизнес и технику, а получил медицинское образование и стал врачом (см. об этом подробнее в наших «Этюдах медицинского права и этики», М.: 2008 г.). В 2010 г. доктор Г. Робертс умер, но Билл Гейтс, приехал к нему в захолустный городок, чтобы проститься со своим первым наставником. В своей книге «Бизнес со скоростью мысли» (перевод на рус. яз. в 2009 г.) Б. Гейтс пишет, что коэффициент интеллекта учреждения зависит не от суммы интеллекта сотрудников, а от присутствия всех сотрудников на дискуссиях интеллектуалов, даже если не все присутствующие участники свободно владеют языком, на котором ведётся дискуссия.

МКС, как уже отмечалось, ограничивает время для принятия решений врачами. Поэтому воспитание специалистов по МКС, включающее основы гуманитарной культуры, должно быть первоочередной задачей наставников.
Много ли в медицинском образовании наставников?

Настоящих наставников в медицине меньше, чем хотелось бы, не только в России, но и в таких выдающихся центрах как Гарвардский университет и другие подобные очаги науки и культуры. Тем важнее становится проблема, которая требует своего решения сегодня и впредь. Для этого следует оговорить характерные черты и задачи настоящего наставника.

1. Наставник должен не только знать свой узкий предмет, но и быть человеком достаточной гуманитарной культуры.

2. Наставник разделяет успех своего ученика, но и ответственен за его неудачи.

3. Наставничество включает рекомендацию подопечному других учителей, более знающих или умелых, чем сам наставник.

4. Наставничество сродни родственным связям, а иногда оно даже более тесно.

5. Наставничество – это творческий труд, который должен высоко цениться и оплачиваться материально или нематериально.

6. Высокий профессионализм далеко не однозначен хорошему наставничеству.

7. Наставничество – это пожизненная обязанность и ответственность.

8 Польза прагматизма сиюминутна, но хорошо видима. Наставничество менее заметно, но польза его вечна.

Работая сейчас над II томом «Врачей-труэнтов», посвящённым проблемам педагогики и просветительства (I том, посвящённый коллекционированию, вышел в Санкт-Петербурге («Арка» – 460 с., 240 илл.) в 2013 г.), я посвятил один из очерков этого тома своему любимому Н.И. Пирогову – великому педагогу, хирургу и реальному основоположнику анестезиологии. Его школой может считаться вся мировая хирургия, но нет ни одного хирурга – простого врача или профессора, который мог бы назвать себя его прямым учеником. Исходя из анализа подобных фактов, следует сделать вывод, что преобразование мировой хирургии – это гигантский труд, но наставничество – это призвание, и настоящие наставники – штучный товар.

Без наставничества медицина будет всё больше становиться важной, необходимой, но бездуховной профессией. Приблизиться к тому, чтобы стать полноценными наставниками в медицине, можно и нужно. Для этого необходимо осознать значение перечисленных выше восьми пунктов и принять меры к собственному самосовершенствованию.





страница 1


скачать

Другие похожие работы: